Saturday, November 30, 2013

ноябрьские заметки/ dubaian trivia, November

Поселившийся на балконе геккон подрос (а может, это разные?).

Обычно прячется, шурша и пугая кота, а однажды провисел вниз головой весь день с неудобно вывернутым плечиком.

*
Становится не так жарко; можно гулять пешком. И пытаться сфотографировать бабочек.


*
В районе шейхового дворца Забиль - зелено, чисто, много кошек. Котенок игриво наскакивает «лошадкой». Деревья почти как дома. Свежо.


*
Эклектичные витрины в Сук аль Бахаре:
Некоторые любят погорячее - а некоторые плавают поскромнее.


*
В середине ноября скромно отметили четвертую годовщину жизни здесь.

Посидели в давно знакомом Boardwalk'e - красивый вид на залив, паршивая кухня. Там тоже идет какое-то строительство-расширение.
Место с годами обрело заметную популярность среди соотечественников - их было немало.

Давно не ездили в такси; обнаружилось новое: когда пассажиры уселись, «автоговорилка» сообщает о безопасности и незабывании личных вещей; двери автоматически защелкиваются – и расщелкиваются только после прибытия и оплаты.

*
Хорошая прогулка в парке (не были с апреля).
Всё привычно: птицы, никого нет, запах цветения, на клумбах рассажены свежие ноготки-чернобрывцы и еще какие-то украинские осенне-сезонные цветы с терпковатым запахом.

Рай для птиц.


Бытовая деталь: в женском туалете – как в сауне (АС уже отключены); в раковине сидит голый арабский мальчик, служанка моет (или уже помыла) его; повсюду на полу стоит вода (стоков нет; мусульманки пользовались душиками-подмывашками).


17 ноября (вс)
В 9 часов вечера +24 С. Весь день ветер, пыль столбом, темно – здесь после постоянного солнца в пасмурную погоду кажется особенно темно и мрачно.

Сегодня увидела: в соседнем дворике в нашем коммьюнити вырубили все деревца. Я любила останавливаться в их тени, подышать, и поглядеть на аккуратное гнездышко, свитое на одном из деревьев голубями...

среда
У основания Address hotel’а колотятся несусветные отбойные молоты; грохот стоит оглушительный. Не повезло тем, кто «отдыхает» сейчас в этой гостинице!

Глядя на строительство очередного ресторана (ради которого из roundabout'a сделали oval-), думаю о жильцах престижного Олд Таун Айленда. У многих – щедро озелененные балконы и террасы, которые, как и окна квартир, выходили на Эмар бульвар (теперь имени шейха) и пальмы, а вскоре будут выходить на широченную крышу ресторана. А пока – грохот, вонь, пыль столбом, визг распиливаемых камней и металла. Ад.

В Дубай молле - нашествие русскоязычных из глубинки. В Харькове, говорят, пустили еще один рейс на Дубай, так что теперь летают три раза в неделю; пассажиры в подавляющем большинстве – граждане России. Основная масса приезжает по турпутевке в Шаржу или Аджман; селятся подешевле. Пару раз за время отдыха в Эмиратии эти стада группы привозят в Дубай молл на экскурсию («А наш автобус не уйдет?!»). Под тур-автобусы сделали широченную парковку; целыми днями она уставлена автобусами разных размеров. Русскоязычные боятся разбредаться; держатся кучками по четыре и более человек; осаждают сувенирные лавки и по принципу базара пытаются на смешном английском (смол сейл!! смол сейл!! – при этом пальцами отмеряют «чуть-чуточку») торговаться с перепуганными филиппинками-продавщицами (с кассиром-арабчиком в дишдашке заговаривать боятся).
Я всё надеюсь, что с опытом загранпоездок наши граждане пообтешутся и наберутся манер, но, как говорит Фоменко, все везде и всегда - номер один, чего напрягаться-то, мир прогнется под нас.

*
Из местного дресс-кода: арабы в дишдашках любят при этом быть в спортивных кепках – не снимая их никогда, даже за обедом в ресторане.

четверг
С прошлого воскресенья еще хмурилось невнятно, что-то мялось-куксилось. Наконец, утром сегодня, пошел дождик! Чуть поморосил, но запах появился, посвежело. Так славно.

Обязательный chit-chat с кассиршами Спинниза. Бойкая приветливая филиппинка - давняя подружка; появившиеся много позже оливковокожие индианки сначала держались сурово и холодно. Сказала как-то одной комплимент по поводу её разрисованной хной руки – та просияла: у нас Дивале!
Спросила у второй (в другой визит) про Дивале (упомянув разрисованно-рукую), она обрадовалась: Это моя сестра!

В Карфур-экспрессе кассирами – арабчики (неместные, конечно), с сильно напомаженными волосами и облитые духами, и одна не первой молодости абайя. Она очень приветлива; всегда заводит разговор. Сегодня животрепещущая тема – погода и ДОЖДЬ! «Хорошо бы в пустыню на сафари, да работа...» - негрустно вздохнула она.


22-23 ноября - дождливые выходные!
На лобовом стекле под напором ветра на скорости - дождевые капли стекают вверх.

В Забиль парке. Надеялась, после дождей будет посвежее. Но нет – парко; воняет отравой для насекомых или еще для кого.
Памятник систер-сити Женеве лишили сообщающей об этом таблички; выстроили перед ним куб с Гёте и посвятили всё Франкфурту, «другу и партнеру Дубая с 2005 года».

28 ноября (чт)
Вчера Эмираты вполне предсказуемо выиграли Экспо 2020. Фейерверк и общее ликование.

Сегодня Marks & Spencer спешно меняет ценники на всех товарах; всё стало дороже на 5-10 дрх. Уж не знаю, связаны ли эти факты.
Местные authorities забросали мейлами и СМС-ками, ликуя и поздравляя с Экспо. Б-Халифа посинела (в честь бело-синей символики Экспо, надо думать):


Улицы и весь ДаунТаун запружены арабами, все кафе, рестораны, гостиницы, – приехали праздновать: удачно всё сложилось - и Экспо, и нац-праздники начала декабря.

Фотоальбом календарной осени:

Wednesday, November 27, 2013

ШЗ с Николаем Фоменко: про данность, которая никогда не менялась/ shkola zlosloviya

Наткнулась на припорошенный слоем пыли выпуск ШЗ с Фоменко (2004 год; снята с эфира)



Ничего революционного. Довольно бессвязный (покромсали безжалостно), но симпатичный (театр одного актера) трёп о «судьбах России».

Из интервью Фоменко (октябрь 2004):
Вышла ли, наконец, «Школа злословия» с вами, записанная год [месяц?] назад?
– Да нет, конечно. Редактор Паухова ее не выпускала с формулировкой «непочтительное отношение к власти». Хотя ничего такого пренебрежительного там не было. ... Что касается меня – я больше не ходок во все это. Не собираюсь больше заниматься нелепым сотрясением воздуха.

Многое актуально по сей день. Ковыряние в носу с требованием «нас в ВТО и в Европу!»...
Многое и вовсе неизменно: «[…] мы имеем данность, которая никогда не менялась. Никогда не было по-другому. Существует конструкция, которая не дает вот этой большой территории существовать по тем законам, которые есть в других государствах. ...Почему России не везет? Ей везет! Потрясающе везет! Посмотрите: мы никаких усилий не прилагаем, и по уровню своего внутреннего мироощущения – мы номер один».

Кстати, про исконное наше умение скользить и готовность делать «передачу для пенсионеров»: википедия лаконично сообщает об участии Фоменко в агитации за Вову Пу в 2012 году.

Tuesday, November 26, 2013

NB: Умение слушать / listening skills

Только когда возвращаешься на родину после долгого отсутствия, тебя поражает эта очевидность: люди не интересуются друг другом, и это нормально.
Милан Кундера. Неведение

1. Перестаньте болтать.

2. Собеседник должен чувствовать себя свободно и непринужденно.

3. Покажите ему, что готовы и хотите слушать.

4. Сосредоточьтесь на том, что говорит собеседник. Избегайте всего, что отвлекает внимание.

5. Проникайтесь чувствами рассказчика, сопереживайте.

6. Будьте терпеливы.

7. Сохраняйте самообладание. Чем больше говорящий чувствует одобрение, тем точнее он выразит то, что хочет сказать. Любая отрицательная установка со стороны слушающего вызывает защитную реакцию, чувство неуверенности и настороженность в общении.

8. Не усердствуйте с критикой и спорами.

9. Задавайте вопросы.

10. Перестаньте болтать.

см. также:
Listening skills;
Are we losing our ability to listen?

Monday, November 18, 2013

Гибель носа - носота/ let it scent, let it scent, let it scent

источник

Многие жалуются, что во время сильного насморка не ощущают вкуса пищи. И правильно жалуются - носом воспринимаются не только ароматы, но и вкусы. Это происходит тогда, когда еда или напиток уже оказались во рту, язык осмыслил основные вкусовые крайности (сладкое, соленое, кислое, горькое, умами [умами (яп.) — вкус белковых веществ, «пятый вкус», традиционно используемый в японской культуре. Ощущение «умами» создают глутамат натрия и другие аминокислоты]), а нос переварил ароматы. Отдел, где вкусы оцениваются носом, называется умным словом ретроназальный.
К чему я? К тому, что для развития вкуса, особенно в области вина, важно много нюхать. Всё-всё вокруг себя. Дома понюхать специи, мыльную воду, испорченный суп, отдельные фрукты и овощи. Вам повезло, если дома есть тухлые яйца - их же можно понюхать! Вышли из квартиры - проникнитесь запахом подъезда, понюхайте бетонные стены и на них надпись 'Я люблю тебя, Настя', сделанную маркером. Обязательно достаньте свежую газетку из почтового ящика, понюхайте и её, а также ржавчину на самом ящике.
На улице не гнушайтесь наклонить веточку дерева, понюхать её и листики, потом - земельку со всеми полагающимися. Ползет червяк? Как в детстве разорвите его пополам, и перед вашим носом - гемоглобин в чистом виде. Можно долго продолжать, но суть понятна - вдыхайте и запоминайте. Потом, постепенно пробуя разные вина вы обязательно узнаете какие-то запахи из тех, что уже находятся у вас в голове.

И тогда подобные картинки (в инете есть более изящные), иллюстрирующие основные ароматы и вкусы конкретных сортов, перестанут казаться чем-то мистическим. (конец статьи)

Вспомнила ужаснувший меня рассказ парня из давнего Эсквайра:
«Я потерял обоняние давно - это случилось во время службы в армии. Поэтому, когда меня там спрашивали, не потерял ли я нюх, мне оставалось только разводить руками».

Sunday, November 17, 2013

time is money и правила выживания в России

в продолжение темы

Джереми Кларксон:

Время. Оно так ценится в наше время, что мы с удовольствием потратим все свои деньги, делая всё быстрее, лишь бы у нас было время сделать ещё больше дел.

В лифтах нам нужна кнопка, закрывающая двери, когда мы уже готовы ехать. Ведь мы просто не можем ждать четыре секунды, пока двери закроются сами. Именно так. Две поездки на лифте в день потратят впустую восемь секунд. А это сорок секунд в течение рабочей недели.

То же самое в наших любимых супермаркетах. Если очереди слишком длинные, мы идём в другое место. Даже если знаем, что в соседнем магазине продают бутеры с начинкой из конины, ножных ногтей и толчёных летучих мышей.

Странно ведь. Мы негодуем в пробках и шлём проклятия, когда кто-то идёт медленно по тротуару, но всё же готовы тратить долгие часы каждый день на кривляния и пустую болтовню с людьми, которых не знаем. Одержимость среднего класса британцев хорошими манерами означает, что мы чувствуем обязанность обсуждать погоду с почтальоном и отпуск с парикмахером.

Прекращаю всё это, потому что недавно провёл неделю в России – стране, где, кажется, не изобретали манеры поведения. Когда администратор на ресепшне отеля просит ваш паспорт, она не говорит: «Не могли бы вы показать ваш паспорт на минутку, сэр, если это вас не затруднит?». Она говорит: «Паспорт». А если вы его не можете найти за три секунды, то прибавляет: «Скорее!».

Если вы заказали блюдо, которого на данный момент нет в меню, то не будет никаких долгих неловких объяснений от официанта. Он просто говорит: «Этого нет». А если вы пытаетесь протащить ваш багаж через вращающуюся дверь, никто не будет терпеливо ждать, пока вы не решите проблему. Будут постоянно толкать двери, пока в сумке у вас всё не побьётся, и все пальцы не будут отбиты.

Та же история с так называемыми вежливыми дискуссиями. Русские не подкрепляют контр-аргументы тонкими намёками, а просто говорят: «Вы не правы».

Для британца всё это весьма дико. Но какое-то время спустя я начал понимать, что невежливость экономит уйму времени и ничего вам не стоит.

статья полностью

Thursday, November 14, 2013

Анонимность поощряет грубость. И – про стадный инстинкт /The psychology of online comments

источник: The psychology of online comments

24 сентября журнал Popular Science объявил о запрете комментариев на своем сайте. Редакция сочла, что интернет-комментарии, особенно анонимные, подрывают научную достоверность и создают атмосферу агрессии и осмеяния, мешая ведению независимой дискуссии.
«Любое раздражительное меньшинство получает достаточно власти для искажения восприятия статьи читателями», – пишет директор по онлайн-контенту Сьюзен Лабарр (Suzanne LaBarre), ссылаясь на данные исследования, которые недавно провел Висконсинский университет в Мэдисоне.

Прежде всего, анонимность. Как показывает сентябрьский опрос центра Pew, четверть интернет-пользователей комментирует анонимно. Чем меньше возраст пользователя – тем больше его нежелание комментировать в сети под своим реальным именем: 40% людей в возрасте от 18 до 29 лет комментировали анонимно.
Чаще всего онлайн комментарии критикуют за то, что они разобщают личность комментатора с тем, что он говорит; психолог Джон Салер (John Suler) метко назвал этот феномен «эффектом сетевого растормаживания» (online disinhibition effect): в тот момент, когда вы сбрасываете свою подлинную личность, вы также избавляетесь от обычных сдерживающих поведенческих механизмов.
Профессор систем общения из Хьюстонского университета Артур Сантана (Arthur Santana) проанализировал 900 случайно выбранных комментариев к статьям об иммиграции (половина взята с сайтов, где позволено анонимное комментирование, например, Los Angeles Times и Houston Chronicle; другая половина – где не позволено, например, USA Today и Wall Street Journal) и выяснил, что анонимность дает ощутимую разницу: целых 53% анонимных пользователей комментировали по-хамски, против лишь 29% зарегистрированных. Анонимность, заключил профессор Сантана, поощряет грубость.

Исследование Висконсинского университета в Мэдисоне, процитированное в Popular Science, сосредоточено также на том, как комментарии сами по себе, независимо от анонимности, влияют на утрату вежливости. Ученые выяснили, что чем неприличнее и грубее комментарии под статьей, тем глубже расхождения читателей в оценке ее содержания; это явление они окрестили «эффектом хамства» (nasty effect). Но тут нет ничего нового или присущего только интернету: психологов давно беспокоит разница между общением лицом к лицу и более дистанционным – письмо, телеграмма, телефон. Без традиционных сигналов личного контакта – невербальных знаков, контекста, интонации – комментарии становятся безличными и холодными.
Но запрет на комментирование статей может просто подтолкнуть к перемещению на другую площадку, Twitter или, например, Facebook, то есть к уходу из сообщества, сконцентрированного вокруг одного издания или идеи, в среду без четко выраженной общей личности. Окружение большой группы, в свою очередь, зачастую оказывает нежелательное воздействие, включая размывание ответственности: вы чувствуете себя менее ответственным за собственные действия, а также более склонны к безнравственному поведению. В своей классической работе о роли групп и СМИ в распространении насилия психолог в области теории социального научения (согласно которой усвоение определенных образцов поведения человеком происходит благодаря подражанию другим членам общества) Альберт Бандура (Albert Bandura) пишет, что в группе личная ответственность размывается; люди склонны лишать личностной составляющей (dehumanize) окружающих и относиться к ним агрессивнее; а кроме того, склонны к самооправданиям.
Множество исследований также показали, что если люди не боятся немедленной ответственности за свои слова, они обычно прибегают к упрощениям и ярлыкам, менее тщательно обрабатывая информацию. В итоге они воспринимают сложные проблемы упрощенно.

Запрет комментариев сказывается и на самом процессе чтения: он может лишить читателя стимула глубже разобраться в тематике и обсуждать ее с другими читателями. Существует такой феномен, как «разделенная реальность» (shared reality): наше восприятие чего-либо очень зависит от того, будем ли мы делиться переживанием с кем-либо, или нет. Изъятие комментариев отнимет часть этой «разделенной реальности», то есть того, что изначально толкает поделиться ссылкой или оставить комментарий: нам хочется верить, что другие будут читать и реагировать на наши рассуждения.

По сути, исследование Висконсинского университета в Мэдисоне демонстрирует не негативную силу комментариев как таковых, но их совокупный эффект, отчасти и положительный, и отрицательный, – этот вывод гораздо менее революционный. Нормы, принятые в том или ином обществе составляют один из важнейших сдерживающих факторов. В разных ситуациях мы действуем согласуясь с нормой; на свадьбе и на футбольном матче обычно ведут себя по-разному. Это же явление наблюдается на онлайн-форумах, где интонации существующих комментариев и тон самой публикации задают настроение последующего взаимодействия.

Как пишут психологи: «новые технологии общения не имеют основополагающего влияния на теоретические границы человеческого взаимодействия; оно продолжает руководствоваться основными человеческими склонностями». Общаясь онлайн, по телефону, телеграммами или лично, мы руководствуемся одними и теми же основными принципами; условия могут меняться, люди – нет. (конец статьи)

Кстати о комментариях: забавно сравнить комментарии русскоязычные и на вебсайте Нью-Йоркера. Сравнение, мягко говоря, не в пользу соотечественников.

В самой публикации, хотя интересной, действительно мало революционного. О том, что анонимность, маска дает возможность безнаказанно творить всё, что душе угодно (а для human nature это, как правило, гадости), знали еще карнавально-маскарадные Людовики и иже с ними. О психологии толпы и стадном инстинкте известно любому мало-мальски интересующемуся психологией.
Вот еще на тему:

«В течение пяти месяцев ученые проводили эксперимент на аналогичном Digg и Reddit агрегаторе новостей: случайно выбранным комментариям исследователи ставили плюсы (или минусы) к рейтингу, а потом следили за реакцией пользователей. Опубликованный летом результат удивил многих: вероятность того, что посетитель сайта одобрит комментарий после сфабрикованного like'а, увеличивалась на 32%, а в среднем публикации с искусственно завышенной популярностью получали дополнительно 25% плюсов. В то же время негативная манипуляция не имела такого эффекта.
«Для эволюционного биолога данное явление не кажется каким-то парадоксальным и требующим особых объяснений.
Ни одно мыслящее существо никогда не откажется учитывать мнение других: это крайне эффективный алгоритм принятия решений в условиях ограниченных ресурсов. Правда, он имеет недостатки и в определенных ситуациях дает сбой. Происходящее в социальных сетях – часто именно такой случай: предполагается, что, поставив like под какой-нибудь статьей, человек прочел ее и серьезно обдумал. Но это может быть не так», – говорит российский ученый и популяризатор науки Александр Марков».

Tuesday, November 12, 2013

Гитлеровские фурии: роль женщин в нацистских преступлениях / Hitler’s Furies - book by Wendy Lower

[Нашла новый ресурс, обрадовалась, что не надо возиться с переводами – но очень скоро выяснилось, что переводы ИноСМИ не такие уж качественные. Ладно бы шероховатости стиля и канцеляризмы – но, например, «грамматические школы», куда ходили немецкие девушки! UPD: в статьях еще перлы от переводчиков ИноСМИ - вращает своими глазами; происходят такие вещи. Тьфу. Переводят роботы?
Ниже – мой перевод по первоисточникам.]

источник: In Nazi Germany, women were killers too:

Автор книги «Фурии Гитлера» рассказывает о роли немецких женщин в Холокосте, раскрывая тему, которую историки, как правило, предпочитают обходить молчанием.

«Гитлеровские фурии» (Hitler’s Furies) – книга профессора истории Вэнди Лоуэр (Wendy Lower), представляющая собой хронику участия немецких женщин в Холокосте.
Профессор Лоуэр подробно рассказывает о том, что эти женщины были способны на такие же зверства, какие совершали нацисты-мужчины, — тема, которую историки Холокоста зачастую предпочитают обходить молчанием.

Основная мысль книги Ханны Арендт (Hannah Arendt) «Эйхманн в Иерусалиме» (Eichmann in Jerusalem) заключается в том, что «банальность зла» остается одним из наиболее устойчивых клише, эвфемизмом для обозначения не только бюрократов, но и «простых» людей, замешанных в военных преступлениях своего государства.

Подобно персонажам книги Ханны Арендт, многие из «Гитлеровских фурий» были «конторскими убийцами» — секретарями и администраторами, главным оружием которых были не пистолет или газовая камера, а печатная машинка, используемая для решения Гитлером еврейского вопроса.

Но, несмотря на сходства, такая аналогия не вполне оправдана. «Фурии Гитлера» не нейтральны в идеологическом смысле; преступления их не ограничены конторами и кабинетами. Вэнди Лоуэр подробно рассказывает о том, что эти женщины были способны на те же зверства, какие совершали нацисты-мужчины.

Профессор истории Вэнди Лоуэр:

«Генрих Гиммлер видел в Восточной Европе предопределение германской судьбы, а Гитлер в некоторых своих монологах упоминает о коренных народах Северной Америки и об их исчезновении. Фашисты считали гибель коренного населения неотъемлемой частью процесса построения империи. На «Диком Востоке» царило ощущение, что всё возможно, поэтому люди там проверяли и усваивали новые роли и типы характеров. Секретари типа Йоганны Альтфатер (Johanna Altvater) действовали в гетто, словно погонщицы скота. Её описывают носившей короткие брюки, характерные для ковбоев Запада, — что противоречило образу немецкой домохозяйки. В Третьем рейхе всячески старались пропагандировать образ женственности, однако поведение нацисток противоречило понятию женственности.

на фото: 
В центре нацистских убийств: 
Ирма Гриз (Irma Grese) была надзирательницей в концлагере и стала одной из немногих женщин, призванных к ответу за совершенные преступления

На мой взгляд, всё нацистское движение — и фашизм в целом — апеллирует к молодежи.
В идеологии нацистов самым мощным был расистский элемент, наряду с пристальным вниманием к воспроизводству, жизнеспособности и плодовитости.
Нацистов в первую очередь интересовала практическая польза, а также то, кого именно можно было завербовать для проведения некоторых из экспериментов.
Незамужние девушки в возрасте от 17 до 25 лет обязаны были проходить трудовую повинность, то есть уже сама официальная политика привлекала эту социально-демографическую группу населения к работе секретаршами, медсестрами и учителями на Востоке.
Не связанные семейными узами, такие девушки готовы были отправиться куда угодно. Выпускницы средних школ, они видели здесь шанс проявить себя, прежде чем осесть или найти мужа, работая за границей.

Думаю, мы склонны недооценивать важность той роли, которую играла классовая принадлежность в самоопределении этих женщин. Первая мировая война положила конец и дискредитировала режим Кайзера. Внезапно женщины получили возможность голосовать, участвовать в общественной жизни, вырываться из удушливой атмосферы деревень, где их заставляли пасти овец. Естественный путь для подобной мобильности — такие «женские» профессии, как медсестра, учительница и секретарша. Именно в этих сферах женщины достигали успехов в рамках тогдашней государственной системы.

Бóльшая часть литературы на эту тему рассматривает фашизм в контексте подъема современного государства, а также сопровождающего его гос-строительства. Часто судьбы женщин остаются за рамками этих исследований.
Одна из главных задач моей книги — обсуждение вопроса женской непричастности.
Во многом женщины были неотъемлемой частью внутренних механизмов страны, виновной в развязывании войны и Холокосте. Поэтому ошибочно рассматривать роль женщин в развитии государства, отрицая при этом их причастность к политике и преступлениям этого государства.

Я не хочу переоценивать роль женщин в качестве убийц, потому что подавляющее число убийств совершали мужчины. Наделенные полномочиями мужчины организовывали, разрабатывали планы действий и так далее. Процесс изучения Холокоста начался с тех, кто нес наибольшую ответственность, с тех, чьи действия зафискированы в документах. И наша история отражает именно такие исследования.

Меня очень удивило то, что бóльшая часть свидетельств, использованных мною в книге, была доступна ученым на протяжении многих лет. Когда я подробно изучила материалы, меня поразило, что женщин редко вызывали в суд для дачи показаний. Почему женщины были хорошо осведомлены о системах, разработанных для проведения массовых убийств и о самих убийцах? Почему бы для начала нам не выслушать их версию событий? Ведь они принимали в них непосредственное участие.

Сомневаюсь, что я могла бы написать эту книгу до развала Советского Союза. Архивы, хранившиеся на территории бывших республик, позволили мне подробно изучить обстоятельства массовых расстрелов, то, как происходили массовые убийства за пределами лагерей, то, как возникали целые сообщества, становившиеся свидетелями этих расправ, а также то, сколько людей могли в них участвовать. Получая доступ к новой информации, я могла взглянуть на общепринятые уже свидетельства по-новому.

Участие в действиях нацистов давало достаток, а также дух авантюризма. Позор поражения в Первой мировой войне был забыт, а энергия, идеализм и утопизм, бывшие частью Восточной экспансии, оказались особенно вдохновляющими для женщин. Сексуальная революция началась в период Веймара и стала одним из источников напряжения в нацистской Германии: женщин считали биологическими объектами, обязанными давать потомство; однако воспроизводство предполагает секс, а секс предполагает удовольствие. Поэтому для этого периода характерна сексуальная распущенность и появление множества внебрачных детей. Члены СС постоянно менялись партнершами, и это считалось нормой. И, конечно, такой выброс сексуальной энергии перемежался с актами невообразимой жестокости. Совместное участие в преступлениях создавало новую форму интимной близости.

Среди жен членов СС было огромное число убийц. Думаю, большую роль здесь сыграло пребывание их близко к власти, особенно для женщин, которые не выйдя замуж на членов общественной элиты, никогда не имели бы возможности ощутить вкус власти. Это всё бывшие крестьянки, которые вдруг получили право убивать. Многие совершали акты жестокости на глазах мужчин, в небольших кружках «только для немцев». Женщин, чинивших насилие под давлением других женщин, было немного.

У меня нет достаточных доказательств для установления, насколько агрессивным может быть один человек по отношению к другому, но, думаю, жестокость этих женщин была следствием их индивидуальных характеров.

*
источник: The Nazi women who were every bit as evil as the men
• Новая книга профессора истории Холокоста Вэнди Лоуэр разоблачает тысячи немецких женщин
• Минимум полмиллиона немок участвовали в нацистском терроре; Вэнди Лоуэр называет их «главными свидетелями Холокоста»
• Секретари печатали приказы убивать и фиксировали подробности массовых убийств
• Лишь немногие из этих женщин были привлечены к ответственности за свои преступления

Белокурая домохозяйка Эрна Петри (Erna Petri) возвращалась домой после поездки в город за покупками, как вдруг её внимание привлекли шестеро маленьких, полуголых детей, которе в страхе жались у обочины дороги. 23-летняя жена старшего офицера СС тут же поняла, кто эти дети. Это евреи, о которых она слышала — те, что сбежали с состава, везшего их в концлагерь.
Но фрау Эрна сама была матерью двоих детей. Поэтому она сердобольно привела голодных и дрожащих детей домой, успокоила и дала поесть. Потом отвела всех шестерых (младшему было 6, старшему 12 лет) в соседний лес, построила вдоль канавы и методично застрелила в затылок одного за другим.
Это шизофреническое сочетание добросердечной мамаши и хладнокровной убийцы — загадка, которую раскрывает в своей новой книге историк Вэнди Лоуэр, многие годы кропотливо разбиравшая архивы о жестокостях Третьего рейха.
Потому что поведение Эрны Петри вовсе не считалось отклонением. В книге с говорящим названием «Гитлеровские фурии» профессор Лоуэр раскрывает причастность десятков тысяч немок (число многократно превышает данные, принятые до сих пор) к чудовищной, варварской жестокости массовых убийств, на которую так называемый «нежный пол», казалось бы, не способен.

Холокост считают преступлением мужчин. Подавляющее большинство обвиняемых на Нюрнбергском процессе и прочих судах за военные преступления – мужчины. Нацистская Германия была миром ультра-мачо.
По приказу Гитлера, женская часть населения подчинялась правилу «три К» (Kinder, Küche, Kirche) — дети, кухня, церковь; так что при наказании виновных в преступлениях Третьего рейха женщины были вне подозрений.
Но это абсурд и упрощение, говорит профессор Лоуэр. Женщины реже принимали участие в прямых актах насилия и убийствах, но виновны они в равной степени с мужчинами.

По мрачной иронии, первыми в зловещую сеть попадали те, кто в силу профессиональных качеств должны были оказывать помощь и заботу – медсестры. С момента прихода нацистов к власти и провозглашения политики «расовой арийской чистоты», бесчисленные медсестры в своих фартушках, карманы которых набиты ампулами с морфием, методично умерщвляли физически и умственно неполноценных. Паулина Кнейсслер (Pauline Kneissler) работала в «клинике» эвтаназии на юге Германии, отбирая в день по 70 «пациентов», которых убивали при помощи газа, что, как считала фрау Паулина, не так уж плохо: «смерть безболезненна».

Самые страшные акты насилия происходили на так называемом «Диком Востоке», новообретенных Гитлером территориях в Польше, Украине и России. По меньшей мере полмиллиона молодых немок участвовали в процессе колонизации и массово становились пособницами геноцида.
Например, администратор Лизлотта Майер (Liselotte Meier) работала в столь тесном сотрудничестве со своим боссом, офицером СС, что они были почти неразделимы. Она сопровождала шефа, участвуя в «охотничьих вечеринках» на снегу, отстреливая евреев ради спортивного азарта.

На ранних стадиях Холокоста массовые убийства проводились в основном путем расстрелов. На подотчетной администратору Лизлотте Майер территории в Белоруссии она координировала действия палачей, и даже решала, кого устранять, а кого оставить. Так, Майер сохранила жизнь еврейке, которая делала ей прическу; а другая немецкая секретарша вычеркнула женщину из расстрельного списка, потому что та еще не довязала свитер для неё.

Йоганна Альтфатер (слева) и Лизелотта Майрер (справа) в годы Третьего рейха убивали евреев на «спортивной охоте»

Но много хуже были женщины, которые убивали своими руками — обычно это жены офицеров СС.
Эрна Петри (хладнокровная убийца шестерых еврейских детей) была одной их таких фрау. Она отправилась за мужем в Польшу и проживала в особняке с видом на обширную территорию «Конторы СС по расам и переселениям» (Race and Resettlement Office of the SS), с полулюдьми, как называли славян, в качестве рабов.

В Украине 22-летняя секретарша Йоганна Альтфатер (Johanna Altvater) играла важную роль в массовых убийствах, работая на регионального комиссара Вильгельма Вестерхайде (Wilhelm Westerheide). Во время ликвидации еврейских гетто, фрау Ханна, как называли Альтфатер, в своих штанах для верховой езды загоняла плеткой в грузовики мужчин, женщин и детей, как «погонщица скота».
Её специализацией (или, по словам оставшегося в живых узника, «жуткой привычкой») было убийство детей. Она любила подманивать детей сладостями, а когда те подходили и открывали рот, фрау Ханна стреляла туда из своего пистолета.

на фото: Ирма Гриз по прозвищу «Прекрасное чудовище» рядом с Йозефом Крамером (Joseph Kramer), комендантом Освенцима, а затем концлагеря Бельсен (Belsen). 22-летняя Ирма осуждена и повешена в 1945 году; Йозеф – в 1946 году.

Эрна Петри провела более 30 лет в тюрьме. Но она была исключением — все прочие, упомянутые здесь, а также многие другие, были либо оправданы, либо отпущены после допроса. Адвокаты этих женщин играли на их беспомощности и винили во всем мужчин.
«Я была всего лишь секретаршей», — заявляла Йоганна Альтфатер.

Миллионы немок, принимавшие участие в Холокосте, после войны вернулись к обычной жизни, так, будто Гитлер и его эра были лишь кошмарным сном, о котором по пробуждении можно забыть.

*
Жуткий топ-10: самые жестокие женщины в нацистских лагерях 10 Most Evil Women In Nazi Camps

См. также: кинофильм «Чтец», отчасти - «Мужчина, женщина и война»

Friday, November 08, 2013

конференция по климатическим изменениям в Варшаве/ Climate Change Conference in Warsaw

As evidence grows suggesting that global warming is accelerating, more climate change talks take place in Warsaw. Negotiators are still poles apart.
In addition to melting Arctic ice and Alpine glaciers, scientists see the impact in extreme weather, and effects on wildlife and ecosystems.
watch the video

* * *
В этом месяце в Варшаве состоится очередной раунд переговоров по климатическим изменениям.
Кроме таяния арктических и альпийских ледников, ученые видят признаки изменения климата в природных катаклизмах, влиянии на дикую природу и экосистемы.
посмотреть передачу

Wednesday, November 06, 2013

people watching и зрелые пары

People watching – популярное и бесплатное развлечение в павлинисто-развесистом Дубае.
Нашла уже словесно оформленными (и дополненными) собственные наблюдения за разнообразными парочками (люди везде одинаковы, так что нац-принадлежность вторична; разве что не учитываем мусульман – там всё патриархально).
Непреходящую радость мою вызывает немецкоговорящая пара (ей лет 50, ему лет 60; не из отталкивающего разряда спортзальных фанатов, но весьма подтянутые для своих лет), которую регулярно замечаю бодро шагающей (в виде разминки) вдоль пляжа. Наблюдаю их уже второй год; она обычно что-то рассказывает, умеренно жестикулируя; он склонив голову внимательно слушает, иногда поощрительно похлопывает её по задку. Чудесные!

Начитавшись «ленивого манифеста» и прочих призывов к неспешности и праздности, неожиданно для самой себя прониклась. И лень оформлять словесами обрывки наблюдений и осколки мыслей. То ли дело стащить готовое, случайно, но кстати подвернувшееся у Татьяны Толстой на фейсбуке:

«Как всегда, интересно наблюдать за супружескими (ну или не супружескими) парами. С молодыми все понятно, нет вопросов, а вот люди постарше делятся на несколько групп.

Вариант первый, хороший, редкий: людям интересно друг с другом, идут, взявшись за руки, реже в обнимку, разговаривают, смеются. За едой смотрят друг на друга. Рада за них!

Вариант второй: друг с другом не разговаривают. Смотрят в разные стороны. Он разглядывает женщин всех возрастов, она уныло ест свое, или просто смотрит на море; на лице — долготерпение, попытка сохранить достоинство, привычная и приличная скорбь. Он встает первым, идет впереди, жена тащится за ним. Я это называю: впереди муж на ишаке, за ним жена с двумя чемоданами.
Вот они поотдыхают свои две недели, лица покраснеют, носы облупятся, она станет еще унылее, он еще равнодушнее, потом вернутся в свою осточертевшую Австрию или Германию, она будет тушить капусту, он читать газету, потом кофе, и так — день за днем, без просвета, без радости, без игры.
Господи, думаешь, женщина! Да брось ты этого козла, зачем он тебе! Заведи ты себе любовника, подружку, партнера по преферансу или по катанию на скутере! Ну и что, что тридцать лет вместе? Ну и что, что у вас взрослые дети? Все же стерлось до скуки!

Вариант третий, необычайно в последнее время распространенный. Он — красивый равнодушный парниша, она суетится вокруг него, — кормит с ложки, делает для него какие-то бутербродики, чтобы он не беспокоил себя и не утруждал, а кушал; почесывает ему — очевидно, по прежним запросам — то спинку, то голову; что-то там чирикает, предлагает обратить внимание на морскую даль или просто что-то говорит, говорит, при полном его равнодушии. А он все это позволяет с собой проделывать. Пока.

Любимый эпизод из этой коллекции: он, седоватый, с бородкой клинышком, сложив на груди руки, возлежит на фиолетовом надувном матрасике, а она, по плечи в воде, катает его вдоль берега туда-сюда, туда-сюда».

* * *
На фейсбуке же среди фотографий, которыми поделилась Толстая, нашлось:

слева - бабка Толстой, Наталья Крандиевская с сыновьями; постарше - Никита, отец Толстой
справа - Толстая-Лебедевы; ныне знаменитый Тёма поразительно похож на Никиту, деда

Monday, November 04, 2013

не держать спинку?/ Sitting straight 'bad for backs'

Я всегда считала, что «держать спинку» полезно для оной, и когда идешь, и когда сидишь.
Но оказалось, что британские спецы-хиропрактики [chiropractic, вид мануальной терапии] еще в 2006 году заявили: ровная спина при длительно-сидячей (конторщик-офисник, водитель и т.д.) работе – залог нездоровья. И предлагают закидываться на 120-135 градусов.
А мне кажется, что длительное сидение в такой позе не слишком удобно, да и грозит появлением второго подбородка, нет?

еще на тему офисных кресел

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...