Thursday, October 31, 2013

октябрьские заметки/ October, dubaian trivia

пятница
На море – крупная синяя медузяка, похожая на резиновую перчатку. Поплыла против течения, шевеля щупальцами (точно такая в конце поста). Желание плавать отпадает.

*
Давно заметила забавную мелочь: в разных кафе-ресторанах официанты непременно приносят мужу мой двойной эспрессо, а мне – его капуччино; какие-то гендерные стереотипы, видимо.


*
Приятельница, работающая здесь в страховой компании, рассказала про их нравы и любимые арабчиковые «ламборгини» и «феррари». На три и более невыносимых летних месяца (и Рамадан заодно) эмиратцы прячутся - едут "домой в Европу". Это известно. И берут с собой свои машинки. Хотя таможенные, страховые и прочие траты много выше, чем если бы они снизошли до равных авто, арендованных на время пребывания в принимающей стране.

*
В очередной раз валяясь с простудой, пересмотрела «Счастье» Солондза. Четыре года назад я писала: «Если бы не подбор музыки в фильме, он бы давил безысходностью, несмотря на весь свой (иссиня-черный) юмор. Однако романтичный саундтрек придает происходящему ироничный оттенок мелодрамы».
Видимо, на сей раз я была в менее подходящем для этой картины настроении. Святотатство: каждый раз в мерзостные моменты (мастурбации, изнасилование детей) – фоном красивая классическая музыка.

Не погнушались втереть прекрасную музыку в этот черно-юморный, стёбный, полный секреций фильм.

Заметила деталь: после самоубийства её отставленного пухлого ухажера, Джой решает жить по правде (do good), помогать бедным и эмигрантам. Очень верно психологически; комплекс вины требует.

*
Дубай молл энергично расстраивают-расширяют - маловат; не помещаются все желающие.

Мужу рассказывал сотрудник, что во время прошлогоднего праздника жертвоприношения двери молла время от времени запирали (!), не впуская новых посетителей, потому что facilities (туалеты, кафе, рестораны, эскалаторы) не справлялись с наплывом страждущих!

*
Удивлялась: кричат-зовут к молитве, а никто из дишдашек-абаек что-то не спешит в молельни. Оказывается (знакомые мусульмане объяснили) - адхан (призыв к молитве) предоставляет flexi-time, гибкий график; можно помолиться в течение двух часов после призыва. Удобно.

*
Перечитываю «Войну и мир», наслаждение. Видимо, достигла зрелого возраста и накопила опыта для лучшего понимания этой книги (хотя, возможно, не всей её глубины; еще читать-перечитывать).
Корявости языка уже почти не коробят; мелочи, на фоне спокойной мудрости Толстого и проницательного изображения персонажей; такие настоящие и узнаваемые.
Язвит: холерическая Наташа и кротко-набожная Марья, обе, при всей своей противоположности, одинаково пали жертвами писаного красавца Анатоля Курагина, дегенерата и подлеца.
Князю Андрею всё простить за его брезгливый взгляд на пробор «Бурьенки»!
Пьер – Элен, Марья – Анатоль: думающие и добрые люди мухами в паучьих сетях, жертвы ничтожеств и подлецов.
Аудио-книгу слушаю вдогонку. Чтец частенько делает неправильные смысловые ударения, но в общем неплохо; без музыки.
Читая описания умирания – такие сильные и подлинные – у Толстого, почему-то вспомнилось из школьной программы: Борис Полевой с его Маресьевым (кто-то там в палате всё просил «Пить... пить...» - а оказалось «жить!») – пошлость и враки.

11 октября (пт)
За городом на трассе – грузовик с козами. Толстенькие, стоят покорно, уши полощутся на ветру. Неведение – не знают, КУДА их. И еще, другие - какие-то мохнатоватые козы; с этих и кожу сдерут... И еще – лежащие в кузове верблюды... Их тоже жертвоприносят?

суббота
Вечером на море. Большая мертвая чайка, на волнах (я плавала) казалась маской или лицом, глядящим вверх. Вынесло тельце на берег – на спине, голова-тряпочка набок, безвольно сложенные лапы.

Побрела пройтись вдоль берега. Поравнялась с высыпавшими из виллы у пляжа арабскими детьми в количестве 8-10 человек. Пара гривастых девочек лет по восемь кривлялись и что-то кричали, глядя на меня. Когда я их миновала, мне в затылок полетел ком мокрого песка. Я, повернувшись, заорала про полицию; толстый мальчик залопотал, что это вот они; пара тех обезьянок-девочек уже отбежала далеко.
На тот пляж больше не езжу; а на других стараюсь обходить веселящихся арабских деток стороной.

15 октября (вт)
«Общие» (гос.) выходные. На пляже гадостно – кучи праздных пакистанцев-бангладешцев в курта-пижамах или джинсиках с блёстками. Ходят толпами; откровенно глазеют на женщин. По-человечески лишенных женского общества трудяг стоит пожалеть; но видеть их на пляже пакостно.

В другой день, тоже на море; тощий азиат-рабочий на отдыхе, в парусах-труханах, тихонько бродит между пляжниками, ложится рядышком с загорающими женщинами, беззастенчиво глазея – или заходя, для лучшего обзора, в воду напротив лежащих.
В общем, для меня морской сезон окончен. На солнце жарко, вечно-пекучее; а к вечеру на ветру резко холодает. Выходить из воды холодно. Да и плавать страшно из-за медуз. Так какого черта? «Свежий воздух»? Хрен там – воняет выхлопами со строек (они в-е-з-д-е); на пятках - пятна мазута.

понедельник
Ходила в Waitrose, т.е. в Дубай молл. Сто лет не была – с марта, наверное.

(было - стало)
За это время потрудились, расширили мост между Сук аль Бахаром и моллом – не помещаются страждущие взглянуть на фонтаны.

(было - стало)
Нагуглила фотографий строительства; как и предполагала, велось оно в летние месяцы, когда жара +50С, а к вечеру и влажность почти 100%. С уверенностью пишу под фотографиями, что работы ведутся в "мёртвый" для туристов сезон.

И к своему удивлению вижу на фото... кучку зрителей, несмотря на погодные условия пришедших упиться зрелищем пляшущих фонтанчиков! О, люди, дивное племя.

В Дубай молле всё больше русскоговорящих самой провинциальной наружности. Наиболее вульгарные соотечественницы одеты во вкусе арабско-азиатской моды – блёстки, украшения, каблуки, толстый слой косметики на лоснящихся от пота лицах, минимум естественности. Азиаты мы.

Около молла сделали большую стоянку для туристических автобусов, которые привозят граждан из Аджмана и Шаржи на познавательные экскурсии по культурному наследию Дубай моллу.
Как-то вечером провожали, пообщавшись с ними, знакомых (те отдыхали где-то в Аджмане; были привезены полюбоваться моллом). Изрядно покружив по торг-центру, вышли, наконец, к недавно сооруженной парковке для тур-автобусов. Там толклось много-много «наших». Муж весело предложил мне приходить сюда, когда меня накрывает ностальгия - терапевтический эффект гарантирован.
*
Как говорил кто-то в допотопной шутке советских или перестроечных времен, не жили хорошо и нечего было начинать.
С прошлой квартиры мы переехали (примерно в это же время в прошлом году), потому что донимал невыносимый шум неожиданно ставшей крайне оживленной автодороги прямо под окнами. Теперь, наконец, наступает (недолгое, тем более ценное) время, когда можно пожить с открытыми окнами.

Но нескончаемые стройки переползли вслед за нами, так что из теперешнего нашего окна стройка вонючая слышна и видна. Писк сдающих задом грузовиков и прочего говнотранспорта; вонь выхлопами; грохот забиваемых свай.

Ёрническая ирония судьбы в том, что сейчас улица около предыдущего нашего жилья почти мертва!

(на фото - бывший перекресток, 2012 год)

Арабы нагнали «семечек»-рабочих, те разобрали плитки, из которых состоял оживленнейший перекресток с видом на недавно (на ту пору) объявленную «плазу» и Бурж Халифу. Вместо плиток и перекрестка протянули разделительный газон; пешеходных переходов тоже не стало. Теперь транспорт минует бывшую шумную улицу и прёт прямо (заворачивать стало некуда); автобусы (здесь и общественный транспорт есть, ммм) – главные шумовые эффекты – туда же.

(на фото - перекрестка как не бывало. Правда, уже протоптаны закономерные тропки)

23 октября (ср)
«Коляска помчалась во все ноги лошадей; но долго еще позади себя граф Растопчин слышал отдаляющийся безумный, отчаянный крик, а перед глазами видел одно удивленно-испуганное, окровавленное лицо изменника в меховом тулупчике.
Как ни свежо было это воспоминание, Растопчин чувствовал теперь, что оно глубоко, до крови, врезалось в его сердце. Он ясно чувствовал теперь, что кровавый след этого воспоминания никогда не заживет, но что, напротив, чем дальше, тем злее, мучительнее будет жить до конца жизни это страшное воспоминание в его сердце».
(Л. Н. Толстой, «Война и мир», Том 3).

25 октября
Еженедельные покупки в Карфуре; поехали рано – но уже были толпы.

Особенно много беснующихся детишек в пред-хэллоуиновских тряпках; в отделе со всякой хэллоуиновской фигней – толпа; даже дишдашки себе какие-то тематические пугающие финтифлюшки покупают. Совсем утратили нац-идентичность.

*
По утрам в родном жилом квартале влажность; воняет погребом, собачьей мочой; промозглой сыростью. Отовсюду шум строек.
Новое из рубрики "было-стало".

Лагуны около Address hotel’а НЕТ, засыпали - как не бывало! Сделали лужайки и площадку, очевидно, для размещения дополнительных кафе-ресторанов. Не хватает.

Monday, October 28, 2013

Лу Рид/ Lou Reed (1942-2013), student of Yonge Mingur Rinpoche

Lou Reed and The Velvet Underground in pictures



* * *

Лори Андерсон (Laurie Anderson) – жена Лу Рида; музыкант-исполнитель, практикующая медитацию. Она поделилась пронзительно прекрасным описанием последних дней и умирания её мужа.
Супруги были учениками знаменитого тибетского ламы Йонге Мингьюр Ринпоче (Yonge Mingur Rinpoche), изучали буддийские рекомендации по подготовке к смерти, а также о жизни с неизлечимо больным партнером.

В выпуске издания Rolling Stone от 21 ноября 2013 года Лори Андерсон рассказывает:

«Лу был болен последние два года. Сначала проходил курс инъекций интерферона, агрессивного, но эффективного средства для борьбы с гепатитом C. Была масса ужасающих побочных эффектов. Потом развился рак печени, а вдобавок – диабет. Мы немало времени провели в больницах. Лу выучил всё и о болезнях, и о лечении.
Каждый день по два часа он продолжал практиковать тай-цзи, а кроме того фотографировал, читал, делал записи, занимался своим радио-шоу с Холом Уилнером (Hal Willner), другими проектами.
Лу любил своих друзей, звонил им, в разлуке писал СМСки и электронные письма.

Мы старались понять и использовать на практике всё, чему нас научил лама Мингьюр Ринпоче, особенно тому, что наиболее трудно:
«Вы должны попытаться подчинить способность скорбить, не становясь при этом скорбными».

Прошлой весной, в последний момент Лу сделали трансплантацию печени. Казалось, операция была успешной, он почти сразу же почувствовал себя лучше, здоровее и энергичнее. Но печень стала отказывать, доктор сказал: «Всё, больше никаких вариантов мы не предложим». Но Лу услышал только слово «варианты», и он не сдавался буквально до последнего получаса своей жизни.
А потом он внезапно принял происходящее – целиком и полностью. Мы были дома – я забрала мужа из клиники за несколько дней до этого. Лу был ужасно слаб, но настоял, чтобы я вывела его на яркое утреннее солнце.

Как практикующие медитацию, мы были готовы к тому, что должно было произойти: как перемещать энергию от низа живота к сердцу, а затем к голове и выше.
Никогда раньше я не видела такого выражения полного изумления, какое было на лице Лу в процессе умирания. Его руки выполняли 21-ю форму Тай-Цзи Цюань. Глаза широко открыты.
Я обнимала человека, которого любила больше всего в мире, и говорила с ним, пока он умирал. Его сердце остановилось. Он не боялся».

source; source
Перевод - Е. Кузьмина http://elena-v-kuzmina.blogspot.com/

см. также: Лори Андерсон «Собачье сердце»/ Laurie Anderson - Heart of a Dog

Sunday, October 27, 2013

No woman, no drive и право женщин в Саудовской Аравии на водительское удостоверение

«No woman, no cry», утверждал Боб Марли, икона регги. С 1970-х годов, когда появилась эта легендарная песня, ее перепели десятки музыкантов. Теперь за нее взялся и саудовский комик Хишам Фаги (Hisham Fageeh). Его саркастическая кавер-версия No woman, no drive высмеивает норму, согласно которой женщинам в Саудовской Аравии запрещено управлять автомобилем. Смотрите видео и слушайте.

«Привет, я Хишам Фаги. Я не особо слушаю музыку, но во время учебы в США мне понравилась песня одного паренька с Ямайки. Я решил, что создам собственную версию с текстом, который будет лучше отражать мою культуру», – объясняет Хишам Фаги в начале видео, которое он выложил в сеть 26-го октября.

Дата была выбрана неслучайно: на этот день саудовские активистки запланировали акцию протеста в рамках гражданской инициативы Women2Drive, участники которой борются за право женщин в Саудовской Аравии на водительское удостоверение. Саудовская Аравия – единственная в мире страна, запрещающая женщинам садиться за руль. В акции протеста, которая планировалась как массовая, в итоге участвовало минимальное количество женщин.

Саудовские власти пригрозили, что в отношении демонстранток будут приняты жесткие меры. Пресс-секретарь министерства внутренних дел в пятницу даже обещал наказание в виде лишения свободы в течение пяти лет. «Из-за осторожности и уважения к предупреждению министерства внутренних дел мы просим женщин в субботу не садиться за руль. Пусть попытка сделать 26-е октября символической датой превратится в постоянную открытую кампанию за то, чтобы женщины получили право водить машину», – предупреждали сами активистки.

«Я помню, когда ты сидела / В семейном авто, но на заднем сиденье. /Яичники в порядке и в безопасности, / И ты можешь родить много-много детей», – поет Фаги в традиционной одежде мусульманских мужчин. Таким образом он намекает на спорное заявление известного саудовского богослова шейха Салеха Лохайдана, который недавно сообщил миру, что женщины, которые водят автомобиль, наносят непоправимый вред своим яичникам и рискуют родить детей с отклонениями.

«Так, отложи-ка ключи и не прикасайся к рулю. / Твоя единственная машина – твои ноги, но только внутри дома. / Но ты можешь мне приготовить ужин, и я разделю его с тобой», – Фаги, широко улыбаясь, обращает внимание на ограниченные права женщин Саудовской Аравии.

Саркастическое видео сразу же стало хитом в интернете: только на Youtube запись всего за четыре дня после публикации собрала более 5 миллионов просмотров.

источник - ИноСМИ

Хосе Мухика: Чрезмерное потребление убивает нашу планету/ overconsumption is killing this planet - José Mujica

Президент Уругвая Хосе Мухика на «Конференции ООН по устойчивому развитию Рио+20» в июне 2012 года сказал:

«Мы сегодня полдня говорили об устойчивом развитии. О том, как победить бедность.
Но о чем мы думаем? Неужели мы действительно хотим следовать модели развития и потребления богатых стран?
Я спрашиваю вас: что станет с этой планетой, если у индийцев на каждую семью будет столько же автомобилей, как в Германии? Сколько кислорода у нас тогда останется?
Разве на Земле достаточно ресурсов для того, чтобы 7 или 8 миллиардов человек достигли того же уровня потребления и расточительства, как в богатых странах? Ведь именно это чрезмерное потребление и убивает нашу планету».

«Бедны те, кто так называет меня. Я считаю бедными тех, кто требует слишком многого. Потому что те, кому надо слишком много, никогда не удовлетворяются. Я бережлив и умерен, но не беден. Скромен, с легким чемоданом. Мне нужно мало, только необходимое, я не привязан к материальным вещам. Почему? Потому что у меня тогда больше времени, чтобы заниматься тем, что мне нравится. Быть свободным – значит иметь время, чтобы жить. Умеренная жизнь – это философия, я вовсе не беден.

Дело в том, что моя жизнь никак не изменилась из-за того, что я стал президентом. Я зарабатываю больше, чем мне нужно, даже если для других это кажется недостаточным.
Моя жена — сенатор, ей нужно много средств для партийных взносов. Но её оклада достаточно нам обоим на проживание. У нас даже остаются излишки – на всякий случай мы откладываем их в банк. Я делаю взносы в пользу моей политической группы и разных социальных проектов, например, для жилищного обеспечения матерей-одиночек. Но для меня это не жертва, это обязанность».

Al Jazeera: Он называет себя пацифистом. Но в молодости марксист Мухика выступал с оружием в руках, был посажен в тюрьму и вышел только после амнистии в 1985 году. 11 из 15 лет заключения он провел в одиночке.
Хосе Мухика: — Долгие годы я жил в одиночестве. Чтобы выстоять, мне приходилось искать спасение в самом себе. Человек с убеждениями – сильное животное. Возможно, я слишком старомоден и простоват. Возможно, моя сила — сила первобытная, наследие моих предков, моего крестьянского детства.

Al Jazeera: Еще одна крайне беспокоящая президента проблема – пристрастие человека к чрезмерному потреблению.
Он пользуется автомобилем – старым фольксвагеном, – но только по воскресеньям. Он говорит, что люди тратят полжизни в пробках и в погоне за техническими новинками.

Недавнее выступление Хосе Мухика на Генеральной ассамблее ООН, в котором он осудил невоздержанность и легкомыслие, также привлекло внимание мировой общественности:
«Мы принесли наших древних нематериальных богов в жертву, и сегодня толпимся в храме рыночного бога. Он организует нашу экономику, нашу политику, руководит нашими привычками, нашими жизнями, предоставляет нам прибыль и кредитные карты, давая внешнее подобие счастья.
Всё выглядит так, будто мы родились лишь для того, чтобы потреблять и потреблять, а когда мы уже больше не в состоянии потреблять, нас охватывает страх, мы страдаем от бедности, и автоматически оказываемся изолированными, отброшенными на обочину».

— Как же совершенствоваться развивающимся странам, если не посредством потребления?

— Я не против потребления. Я против расточительства. Надо производить пищу для голодных, кров для тех, кому нужен дом, строить школы там, где их нет. Мы должны решить проблему с питьевой водой. Если каждый власть имущий имеет три, четыре, пять автомобилей и дом в 400 кв. метров, и дом на пляже, и личный самолет, — конечно, ресурсов не хватает для всех. Что говорит современная наука? Она дает нам неопровержимые факты: если современное народонаселение планеты стремится потреблять наравне со средним американцем, – потребуется три планеты Земля. Что означает: если продолжать бросаться тем, что у нас есть, то естественно, бóльшая часть человечества никогда ничего не будет иметь. Они обречены.

Всё верно, здесь у нас [в Уругвае] наблюдается чудовищная расточительность. В Пунта-дель-Эсте дома используются всего 20 дней в году; роскошные дома. А другие люди не могут найти даже лачугу для ночлега. Это безумие, это несправедливо. Я против такого мира. Но я его пленник. Если бы я начал навязывать всем мой образ жизни, меня бы убили. Убили бы. Я знаю точно. Но дайте мне свободу выражать мои мысли.
Мы жалуемся на глобальное потепление, одновременно атакуя и истязая природу вырабатываемыми нами отходами. Мы отдаем в залог будущее грядущих поколений.

Полный текст - интервью, статья

Thursday, October 24, 2013

человек как место встречи всех планов бытия: Веничке – 75 / Venedikt Yerofeyev

источник

Александр Генис:
В мае 1990-го, впервые после 13 американских лет, мы с Петром Вайлем прилетели в Москву, договорившись, наконец, познакомиться с любимым писателем, но успели лишь к похоронам [Ерофеев умер 11 мая 1990 года].

Даже мертвый, Ерофеев поражал внешностью: славянский витязь. Его отпевали в церкви, вокруг которой толпился столичный бомонд вперемежку с друзьями, алкашами, нищими. Сцена отдавала передвижниками, но в книгах Ерофеева архаики было еще больше. Его стилю был свойствен средневековый синкретизм. Высокое и низкое тут еще не разделено, а среднего нет вовсе. Поэтому и ерофеевские герои – всегда люмпены, юродивые, безумцы. Их социальная убогость – отправная точка: отречение от мира – условие проникновения в суть вещей. В пьесе «Вальпургиева ночь» автор вывел целую галерею таких персонажей. Им, отрезанным от действительности стенами сумасшедшего дома, отданы все значащие слова в пьесе. Врачи и санитары суть призраки, мнимые хозяева жизни. В их руках сосредоточена мирская власть, но они не способны к духовному экстазу, которым живут пациенты, называющие себя «високосными людьми».

Ерофеев – сам такой. Автор глубокий и темный, он обрушивает на читателя громаду хаоса, загадочного, как все живое. У Ерофеева нет здравого смысла, логики, закона и порядка. Пренебрегая злобой дня, Веничка всегда смотрел в корень: человек как место встречи всех планов бытия. Он настолько универсален, что легко переходит любую границу, включая государственную.

Сам Ерофеев, впрочем, никогда не был за рубежом, но этого не скажешь о его поэме. В Америке я впервые столкнулся с ней в 1979-м. В Новой Англии тогда проходил фестиваль советского нонконформистского искусства. Гвоздем праздника была инсценировка «Петушков». Если не брать в расчет не упомянутую в тексте «Смирновскую», постановку можно было назвать адекватной. Удалась даже Женщина трудной судьбы со стальными зубами – а ведь такой персонаж нечасто встречается в Массачусетсе. Объяснить это можно было только тем, что консультантом университетского театра выступил Алексей Хвостенко. Богемный художник, драматург, певец и поэт, он лучше других мог объяснить симпатичным американским студентам, что такое «Слеза комсомолки», как и зачем закусывать выменем херес, а главное, почему в этой книге столько пьют.

Водка – стержень, на который нанизан сюжет. Герой проходит все ступени опьянения – от первого спасительного глотка до мучительного отсутствия последнего, от утренней закрытости магазина до вечерней, от похмельного возрождения до трезвой смерти. В строгом соответствии этому пути выстраивается и композиционная канва. По мере продвижения к Петушкам наращиваются элементы бреда, абсурда. Мир вокруг клубится, реальность замыкается на болезненном сознании героя. Но эта клинически достоверная картина описывает лишь внешнюю сторону опьянения. Есть и другая.

Венедикт Ерофеев – исследователь метафизики пьянства. Алкоголь у него – концентрат инобытия. Омытый водкой мир рождается заново, и автор зовет нас на крестины. Отсюда – то ощущение полноты и свежести жизни, которое заряжает читателя.

В этом экстатическом восторге заключена самая сокровенная из множества тайн этой книги – ее противоречащий сюжету оптимизм. Как бы трагична ни была поэма Ерофеева, она наполняет нас радостью. Рождение нового мира происходит в каждой строке, каждом слове поэмы. Главное – бесконечный, неостановимый поток истинно вольной речи, освобожденной от причинно-следственных связей, от ответственности за смысл и последовательность. Семантика, взятая в заложники фонетикой, водоворот случайных ассоциаций, буйный поток приблизительной речи, свальный грех словаря. Сейчас я бы добавил – заумь рэпа. Его великим мастером был Веничка Ерофеев. Решив вслед за Вольтером возделывать свой сад, он вырастил в «Вальпургиевой ночи» вот такую словесную флору: «Презумпция жеманная, Гольфштрим чечено-ингушский, Пленум придурковатый, Генсек бульбоносый! Пурпуровидные его сорта зовутся по-всякому: "Любовь не умеет шутить", "Гром победы, раздавайся", "Крейсер Варяг" и "Сиськи набок"».

Смешной эту полувнятную – но все же с диссидентским оттенком – бессмыслицу делает радость бунта. Восстав против тирании смысла, революционная речь находит новое назначение прежним словам. Скрепляет их лишь грамматика – и экстаз опьяневшего от свободы языка.

Перевод неизбежно обедняет текст. Вкладывая смысл в Веничкино словоблудие, мы возвращаемся из его протеичного, еще не остывшего мира в наш – уже холодный и однозначный. В момент перевода теряются чудесные свойства ерофеевской речи, способной преображать трезвый мир в пьяный. Зато такого – переведенного – Веничку легче приобщить к лику святых русской литературы. В ее святцах он занял место рядом с Есениным, Высоцким и – теперь уже Довлатовым, который ценил Ерофеева больше всех современников. Таким – щедро растративший себя гений, невоплощенный и непонятый – Ерофеев входит в мартиролог отечественной словесности, но и туда он помещается с трудом.

Когда мы перебираем тех немногих отечественных авторов, которые смогли пережить советскую власть и сохранить любовь нового времени и другого поколения, одним из первых приходит в голову Ерофеев. Его знаменитая книга, как комедия «Горе от ума», разошлась на пословицы. Поэтому можно твердо сказать, что у поэмы «Москва – Петушки» гениальная судьба: ее все знают. Фольклорный характер придает столь условные черты автору, что даже незнакомые называют Венедикта Ерофеева именем персонажа: Веничка. Читателям трудно поверить, что за ним стоял настоящий, а не вымышленный, вроде Козьмы Пруткова, писатель. Веничка будто бы соткался из пропитанного парами алкоголя советского воздуха, материализовался из той фантасмагорической атмосферы, в которой вольно дышала лишь его проза.

*
давняя подборка Веничкиных цитат

Tuesday, October 22, 2013

Music as a Weapon of War

Award-winning musician Christopher Cerf has composed music for the famous children's television show Sesame Street for 40 years.
In 2003, it transpired that US intelligence services had tortured detainees at Guantanamo Bay and Abu Ghraib with music from Sesame Street.

Human rights researcher Thomas Keenan explains:
"Prisoners were forced to put on headphones. They were attached to chairs, headphones were attached to their heads, and they were left alone just with the music for very long periods of time. Sometimes hours, even days on end, listening to repeated loud music."
(or jazz, country and heavy-metal, mixed together!)

Christopher Cerf: "In Guantanamo they actually used music to break prisoners. So the idea that my music had a role in that is kind of outrageous," he says. "This is fascinating to me both because of the horror of music being perverted to serve evil purposes if you like, but I'm also interested in how that's done. What is it about music that would make it work for that purpose?"
The film, Songs of War, explores the relationship between music and violence.

* * *
see also

Award-winning Sesame Street songwriter Christopher Cerf discusses what it was like to learn that his music was used to torture U.S. detainees in Iraq and Guantanamo Bay:

I still feel that music might be better then physical torture, if you had to choose. But Mike actually subjected me – they actually put me in a dark cell and made me listen to my own music for a long time at a high volume. And boy, I was glad when I got out of there.

Monday, October 21, 2013

Забытая Россия/ The Russia Left Behind

источник: The Russia Left Behind. A journey through a heartland on the slow road to ruin;
Забытая Россия

Путешествие через центральную часть страны по медленной и разбитой дороге, ведущей к руинам


Несколько раз в день высокоскоростной поезд Санкт-Петербург – Москва проносится через приходящий в упадок город Любань.
Машины скорой помощи не могут проехать к пациентам по дорогам в Любани.

За пределами двух крупных российских городов начинается другая Россия. Эта часть России не будет заметна на Зимних Олимпийских играх в Сочи в следующем году, ее не увидишь из окон созданного немецкими инженерами высокоскоростного поезда. Но вдоль автотрассы Москва – Санкт-Петербург (узкой дороги длиной около 700 км, которую на машине можно проехать за 12 часов) можно увидеть огромные просторы России, которые государство содержит в столь запущенном состоянии, что кажется, будто время здесь повернуло вспять.

Когда руководящая длань не достигает удаленных районов, их жители оказываются перед выбором, характерным для прошлых столетий: отапливать ли свои дома дровами, которые нужно руками подбрасывать каждые три часа, или использовать для этого солярку, на которую придется потратить половину зарплаты? Если дорога разбита настолько, что по ней не проехать "скорой помощи", безопасно ли оставаться в этом месте? А если продать дом нельзя, то можно ли просто уехать?

Проезжая сегодня по трассе М-10 можно увидеть и красоту, и упадок. Есть такие места, где дикие кабаны бродят по заброшенным деревням, поедая фрукты в садах, разбитых когда-то людьми.
А есть и такие, где время, кажется, остановилось. Бывший тюремный надзиратель жертвует свои средства на строительство придорожных часовен и объясняет, что на его совести «много загубленных душ». Спасатель, устранявший последствия аварии на Чернобыльской атомной электростанции, спустя 27 лет все еще ожидает обещанной ему Советами квартиры. Женщины сидят на обочине и продают водителям чай из выстроенных в рядок самоваров. Столбы пара над ними устремляются к небесам, как это было и в 1746 году, когда начинали строить эту дорогу.

Трасса М-10 на южной окраине Санкт-Петербурга выглядит приемлемо, но после начинается тряска и дорога ухудшается. Следующие 700 километров покрытие этого шоссе (хоть и твердое) напоминает то рубчатый вельвет, то зубодробительное лоскутное одеяло. В некоторых местах трассы четыре полосы, иногда две (без средней разделительной линии), а иногда и вообще безо всякой дорожной разметки.

Эта самая загруженная магистраль в России, и, тем не менее, водители большегрузных автомобилей, если не нарушать правил, затрачивают 24 часа на поездку между двумя городами. По хорошей дороге эта поездка должна занимать 10 часов.

Временами ужасное состояние автомагистрали попадает в заголовки национальных новостей. После снежной бури в ноябре 2012 года около 10 000 автомобилей застряли в «пробке», растянувшейся более чем на 110 километров. Некоторые водители в течение трех дней были в снежном плену при минусовой температуре. Глава профсоюза дальнобойщиков говорил, что его водители «уже даже не злились, а были в состоянии тупого отчаяния от того, что из года в год происходит одно и то же».

Между двумя крупными городами расположены сотни исчезающих поселений: города превращаются в деревни, деревни превращаются в леса. Советы отрезали их от снабжения во времена дефицита в 1960-х и 1970-х годах, когда деревни разделили на «перспективные» и «неперспективные».

Однако умирание деревни – медленный процесс. Географ Татьяна Нефедова называет их «черными дырами» и считает, что они составляют от 70% до 80% российского северо-запада, где Москва и Санкт-Петербург выступают в роли гигантских пылесосов, отсасывающих людей и капиталы из остальной части страны.

Большинство россиян живут в домах, построенных в поздний советский период. В докладе, опубликованном в прошлом году Российским союзом инженеров, отмечается, что в 20% городских строений отсутствует горячая вода, 12% не имеют центрального отопления и 10% не располагают канализацией и водоснабжением. Утечки газа, взрывы и аварии в системе отопления происходят все чаще, но в большинстве мест инфраструктура просто медленно приближается к полному развалу.

«А что можно сделать без денег? – говорит Евгений Игнатов, бывший мэр Торжка, который подал в отставку два года назад после нагоняя, устроенного губернатором региона. – Выделяемых средств достаточно только для того, чтобы залатать дыры, и то не всегда, но не хватит, чтобы залатать все дыры. Выбираешь из самых больших самые страшные дыры, чтобы люди смогли хотя бы пережить зиму».

Sunday, October 20, 2013

Bob Geldof: 'This generation too will fail'

Bob Geldof on South2North (Al Jazeera):

He says the youth are right to blame his generation for the problems the world faces today: "All generations fail, but ours more spectacularly than most."

"Your generation will fail as well. You just try and ameliorate the future and steer it in a way that you think will work out. But if you seriously think you will escape this century without horrendous wars, without awful plagues, without deadly famines, if you think you'll escape that, forget it."

Geldof also warns about the perils caused by climate change: "There's no avoiding it now, so now you have to offset the effects. The poorest people, the most vulnerable, those who contributed the least to this, they will be affected the most. Some of the countries out there won't even be here in 20 years."

"Be very careful: wherever you look there's a sense of unease. Name one country where there isn't."

Thursday, October 10, 2013

NB: бывшая ведущая NHK World - Tomoko (Tina) Kimura


Японский канал NHK World смотрю теперь нечасто.
Ведущие NHK или чересчур жовиальные (неизменно вспоминаю вопли режиссера Make it intense!! из “Lost in translation”), или как роботы из-за трудностей английского произношения. А эта девушка всегда вызывала моё восхищение – просто чудо, квинтэссенция трогательной нежности и японской женственности. (После оказалось, что она моя ровесница - хотя выглядит наполовину моложе).
И вот недавно вместо моей обычной любимицы с анонсами передач возникла неизвестная девица, бойкая, напористая и мускулистая...

Tomoko Kimura
Former presenter of NHK WORLD's Choice of the Week, Kimura is a bilingual media professional raised in Japan, the United States, England and Hong Kong. Her varied work schedule includes freelance interpreting, and MC roles at international conferences and other events. She has a keen interest in environmental issues and is a dedicated recycler. She is also the mother of two children.
Name: Tomoko Kimura
Nickname: Tina
Birthdate: April, 20 1973
source

Wednesday, October 09, 2013

Синрин-йоку: лечение пребыванием в лесу/ Shinrin-yoku: Forest bathing

То, что кажется просто здравым смыслом и не требующей обсуждения данностью, у педантичных японцев подведено под эстетическую концепцию на научной основе.

Shinrin-yoku: the Medicine of Being in the Forest

В Японии «купание в окружении лесов» (forest bathing trip) называют синрин-йоку (Shinrin-yoku); в Корее – Sanlimyok, посещение леса, прогулка, которую сравнивают с сеансом ароматерапии.

*
Отправьтесь в лес.
Идите медленно.
Дышите.
Раскройте все свои чувства.
Это целительная практика синрин-йоку (Shinrin-yoku), состоящая в том, чтобы просто находиться в лесу.

Термин синрин-йоку (Shinrin-yoku) означает «впитывать атмосферу леса», «окунаться, купаться в лесу».
Он возник в Японии в 1980-е годы и стал краеугольным камнем профилактики состояния здоровья и исцеления в японской медицине.
Исследователи преимущественно из Японии и Южной Кореи потратили много сил и энергии на составление подробной научной литературы с описанием пользы для здоровья от пребывания под сенью лесов. Теперь эти исследования способствуют распространению концепции синрин-йоку по всему миру.

Смысл очень прост: когда человек находится в природном окружении, медленно и спокойно гуляет, происходит успокоение, восстановление сил организма и подпитка энергией.

На уровне интуиции человек всегда это осознавал. Но за последние несколько десятилетий целебный эффект от пребывания наедине с природой и механизмы его воздействия были продемонстрированы множеством научных исследований. Например, деревья выделяют органические смеси, поддерживающие активность природных клеток-киллеров, которые в составе нашей иммунной системы способствуют борьбе с раковыми заболеваниями.

Доказанный эффект от синрин-йоку включает:

• Понижение давления
• Снижение частоты пульса
• Понижение уровня кортизола
• Восстановление сил, обретение энергии
• Уменьшение гнева и раздражительности
• Ослабление депрессии

Концепция исцеления пребыванием в лесах зародилась не сегодня, её корни можно найти в разных культурах на протяжении истории.
Знаменитый эколог Джон Мюир писал: «Тысячи изнуренных, нервозных, подмятых цивилизацией людей начинают приходить к пониманию, что возврат в горы — это возвращение домой. Дикая, нетронутая природа — настоятельная потребность».
Рассуждая о происхождении синрин-йоку, мы думаем о Джоне Мюире как одном из основоположников этой практики.

Синрин-йоку сочетает в себе неспешные прогулки по лесным тропинкам под сенью деревьев с медитацией осознанности (см. дзэн-мастер Тик Нат Хан и «Чудо осознанности») и другими техниками для того, чтобы помочь людям раскрыться навстречу единению с природой.
источник

см. также An Interview with Forest Medicine and Shinrin Yoku Researcher Dr. Qing Li

*
Запахи, звуки и свет в лесу обладают целебным эффектом, который доказан научно. Эфирные смолы деревьев, которые называются фитонциды (phytoncides), укрепляют иммунную систему человека. Число природных клеток-киллеров под воздействием фитонцидов увеличивается, то есть растет способность организма сопротивляться заболеваниям, включая раковые.

Фитонциды, натуральные консерванты, а также фунгициды (противогрибковые агенты), классифицируемые как антибактериальные, быстро испаряющиеся органические смеси, могут использоваться как эфирные масла в ароматерапии.

О положительном влиянии на пять чувств:

Зрение:
~ когда мы видим гуляющих в лесу людей, наше сердцебиение успокаивается и замедляется, снижается давление. Такие картины также способствуют снижению активности предлобной доли мозга, и соотносятся с субъективным чувством спокойствия и умиротворения, которое можно сравнить с любованием изображенным на фотографиях цветением сакуры. Снижение давление и успокоение пульса наблюдается также, когда люди находятся в помещении хотя бы на 45% состоящем из дерева.

Обоняние:
~ запахи ассоциируются с инстинктами, эмоциями и склонностями. Вдыхание фитонцидов в лесу дает психологический эффект; снижается давление, активность предлобной доли мозга; исчезает тревожность и подавленность; сознание свободно и спокойно; дыхание замедляется.

Слух:
~ Лесные звуки – шелест деревьев, журчание ручьев, - оказывает успокоительное воздействие, снижая давление.

В работах по синрин-йоку упоминаются и другие благотворные воздействия, например, уменьшение стресса, снижение уровня сахара в крови, утихание болевых ощущений, свобода сознания и легкость концентрации.
источник

*
О тактильном эффекте см. похожее про tree hugging

*
upd 2016
When exactly did we get to the point where a walk in the woods needed to be branded as “bathing” and sold back to us in the form of wellbeing? The answer, in part, lies in the changing demographics of our planet. The urban population worldwide grew from just 746 million in 1950 to a staggering 3.9 billion in 2014, according to the United Nations Population Division. That means that more than half the planet now lives in urban areas where access to nature – and the once habitual act of walking through it - can be difficult.

If there’s a country that’s familiar with this conundrum it’s Japan, where 93% of the population lives in cities. In fact, it was Japan’s Forest Agency that first coined the term forest bathing, or “shinrin-yoku,” in 1982. The concept was inspired by ancient Shinto and Buddhist practices and has since become a pillar of preventative healthcare in the country, with the government pouring more than $10m into forest bathing research over the last decade, according to Qing Li, a professor at Tokyo’s Nippon Medical School and president of the Japanese Society of Forest Medicine.

Li’s research indicates that the forest is where our nervous system operates at its optimum level. “It has a similar affect to natural aromatherapy,” he explains. Trees and plants emit aromas known as phytoncides that Li believes enhance our so-called natural killer cells, which are helpful in warding off disease. Li’s research has also found that extended time in the forest reduces levels of the stress hormone cortisol while increasing our sense of vigour and mental energy.

Often we jump to medicines or we jump to referring a patient to a specialist when, in fact, a lot of what’s going on is lifestyle.
- source

Wednesday, October 02, 2013

Сделать мир проще и свои дневники короче/ Ilya, in memoriam

В ЖЖ Дмитрия Коваленина, который время от времени посещаю на предмет Японии, нашла (датированную вторым сентября) заметку памяти его друга Ильи. В комментариях Дмитрий добавил, что Илье был 31 год и он умер от рака.

Из ЖЖ Ильи Семененко:

***
У тебя есть счастливое детство.
У меня есть книги о счастье.
[Комментарий: американцы говорят it's never too late to have a happy childhood]

***
Эта книга оказалась таким же набором цитат, как и я сам.

***
Некоторые поступки, которым ты сам не автор.

***
Сделать мир проще и свои дневники короче.

***
Мне нужна не цель, мне нужна формулировка того, что происходит вокруг.

***
Назови грех словом «ошибка» и станет легче.

***
У твоих песен хорошие стихи.
Только, пожалуйста, убери из них слово «жизнь».

***
Вставка про еду в стиле Мураками.

***
Тем временем и мы превратились в общество изобилия. Конечно, не до самой глубины и основ, но полки наших магазинов выглядят теперь точно так же. И в общении то же самое ― все, с кем знался, с детского сада и до сих пор, с кем встречаешься каждый день и с кем виделся только один раз на вечеринке ― все перед глазами. Социальные сети ― те же супермаркеты, полки забиты битком. Только вот радости не прибавилось. Просто скользишь глазами и все. И друзей, действительно важных и близких, не стало больше.

***
Я тот, кем хочу быть. Даже тогда, когда я не знаю, кем я хочу быть.

***
Испытывай счастье, не отвлекайся.

***
В песне о счастье не должно быть слова «счастье».

***
испытывать слишком простые чувства и читать слишком сложные книжки

***
«Японские абстрактные фотографы воодушевляют посетителей с воображением».

Capturing the Spirit is the title of an exhibition of abstract photography organised by the Japanese embassy in Bulgaria and the National Art Gallery.

The exhibition will encourage visitors to approach subjects using alternative approaches, through, for example, sensuous perception or other, more unconventional approaches to art.

Curiously, the exhibition does not give a documentary account of a personal story. The exhibits are meant to reveal an invisible aspect of reality, which somehow manages to capture the spirit of a new, alternative perception of the world.
source

***
Лично для меня, ее работы об одиночестве. Об одиночестве и мирах.

Кому интересно: Tomoko Sawada

***
Обычно, когда говорят о саби, то:

1. Говорят и о ваби.

2. Говорят о Мацуо Басё.
(Удивительно, почему не говорят, например, о каких-нибудь старых дачах или, например, о лягушках, прыгающих в пруд на этих дачах - ведь прыгают же:)).

Вот и в книжке, которую я сейчас читаю, написано, что саби - это поэтический идеал, который разработал Басё и его последователи.

«Саби включает себя элементы средневековой эстетики, смешивая понятия старины, одиночества, смирения и спокойствия».

«В основе этой эстетики лежит миропонимание, свойственное средневековому Буддизму, который говорил об экзистенциальном одиночестве любого человека, смирялся с этим одиночеством и даже видел в нем красоту».

Поэтому раз уж мы говорим о Мацуо Басё - еще раз выложу здесь фотографии его дома. Мне крупно свезло - несколько лет назад получилось туда съездить. Это был обычный туризм, никаких основ и глубин японской эстетики я не почувствовал. На самом деле было бы странно, если бы почувствовал. Ведь берешь, оглядываешься вокруг и узнаешь все то же самое, о чем говорят японские поэты, вокруг себя, живущего в Москве, Питере, Алматы - где угодно.
Не надо никуда ехать.
Более того - ехать куда-то строго запрещается.
Все дело в том, КАК ты смотришь на окружающий мир, а не ГДЕ ты на него смотришь.

***
Что я могу сказать еще про ваби? Все уже давным-давно написано.

Вот, например, берете фотоаппарат, едете куда-нибудь в деревню - туда, куда бы никому в голову не пришло забрести, и снимаете то, что попадается на глаза. Мои фотографии не такие красивые, поэтому вот - крутые чужие фотографии.
И это будет тот же самый «моральный принцип, поддерживающий наслаждение тишиной, леностью и спокойствием».

Есть другая штука - едете в поход, в горы или еще куда-нибудь. Так чтобы надолго и чтобы обходиться только вещами, которые взял с собой. Дня через 2, а может быть и раньше, наступит ощущение, что блин, как же мало-то нужно... как круто не суетиться все время, не читать эти новости, не стучать по клавиатуре, не писать друг другу e-mailы. Ведь хватает для счастья совсем малого... - ну, у каждого по своему подумается, но подумается точно.
А вот об этом говорил Сен-но Рикю, - что важно искать богатство в бедности, и красоту в простоте. (На самом деле не он один говорил, но это уже другая тема).

***
Читаю книжку про медленную жизнь. Она написана в 2003 году, то есть в ней нет ни слова про социальные сети и микроблоги.
Поэтому о глобализме пишется все то же самое: кока-кола, Макдоналдс.
Удивительно как быстро все поменялось. Ты пишешь книжку, в которой искренне рассуждаешь о важных для тебя проблемах.
Потом происходит техническая революция и все что ты писал становится - не интересным, потому что уже не актуально.
Главное то, что тема-то осталась. Жить медленно - стараться осознавать главное, отметать второстепенное и т.д.

***
Часто у меня в голове возникает вопрос: что же я не знаю такого, что знал бы, если бы мои родители не развелись?
И по мере того, как я нахожу ответы, мне все больше и больше кажется, что то, что я делаю, больше напоминает обучение по самоучителям.
Одно из последних открытий, которое сильно стукнуло по мировоззрению - это любовь.
Все-таки родители, разводясь, уже никогда не научат своих детей любви. Как бы они сами искренне ни старались.
Ответы и примеры в моем случае находятся в книгах.

***
Последнее время имею задумчивый вид...:) Для Японии, где общаться с людьми значит всегда улыбаться, это выглядит не очень дружелюбно, поэтому я стараюсь задумываться там, где никого нет:).

Читаю книжку «100 ключевых слов медленной жизни» (на картинке) - давно сижу на теме медленной жизни (хотя многие мои друзья, похоже, думают, что я весь во всякой ерунде, связанной с карьерой и т.д.:) В принципе их понять можно, выглядит наверное именно так, но на самом деле все по-другому).
Там куча цитат западных и восточных философов, много из поколения хиппи.

***
С иероглифами всегда так. Выражаешь что-нибудь банальное, но выглядит это удивительно стильно и умно.

***
То, что мне всегда было интересно - это простота.
И каждый раз, прочитав очередную книжку, узнав об очередном «опрощении» или downshifting я все равно прихожу к той же самой «Дао Де Цзин» - книжке, которую читаю уже лет 15 точно.

[UPD: с подачи Ильи простота и неспешность - в моих переводах]

***
Недавно по телевизору увидел Хироси. Лет 5 назад он был очень известен, потом сам ушел в тень и вот теперь снова появился на экранах. Он пишет и исполняет такие маленькие 3-4-строчные монологи парня из провинции, который приехал в Токио и пытается приспособиться к столице. Недавно купил его книжку. Вот несколько штук оттуда:

Меня зовут Хироси.
Наконец-то заметил,
что играть в боулинг одному
скучно.

Меня зовут Хироси.
Решил прибраться в своей квартире.
Почти все было мусор.

Меня зовут Хироси.
Это не дворняжка,
это моя собака.

***
Вся старость в словах. Вся престарелость - в словах. Всё, что выражено, сразу же становится мертвым и безжизненным.

***
Вот она - простая, тихая, медленная жизнь. С занавешенными окнами. С тишиной вокруг шума проезжающих машин. Вот то, о чем я мечтал. Единение с собой и миром.

***
Сколько знаю эту художницу, столько и удивляюсь всему тому, что она делает. Никто из моих друзей, японских в том числе, не разделяет моего к ней интереса. И их доводы - вернее довод, я понять могу:
«Что интересного в точках?»
И все же, по-моему красиво.
Яёй Кусама (Yayoi Kusama)

upd: Чем больше смотрю на то, что она делает, тем больше нравится.
«Искусство изначально должно быть бесполезным».

***
Самое интересное, что я прочитал из японских книг, после «Золотого храма» - это «Исповедь неполноценного человека» Осаму Дадзаи.
Всем очень советую.
Сами японцы к Осаму Дадзаи, и к этому роману в особенности, относятся с некоторой иронией – «пишет о каких-то ненормальных, сам несколько раз пытался покончить с собой и в конце концов утопился».
Но все-таки «неправильность» в этом романе выражена удивительно красиво.

***
Тавара Мати / 俵万智 / Tawara Machi

Напился пива с Ковалениным, сижу теперь и листаю его перевод Тавара Мати, и только и могу, что цитировать.
Свои собственные мысли вязнут, тонут и умирают, так до конца и не родившись.

В ласковом рокоте волн
Набегающих - и уходящих
когда угодно можешь сказать мне
Прощай.

Вот на этом простимся... Вечер
единственного вопроса -
и единственного ответа.

Церемонию входа в метро
отслужив — исчезает бесследно
Свитер цвета морской волны

Прогноз погоды — мимо ушей:
Завтра
ни солнцем, ни ливнем
не разозлить меня.

Завтра — встреча с тобой...
Беззвучно
снов моих опадает листва.

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...