Saturday, October 29, 2011

7 миллиардов / 7 Billion

Более 2 миллиардов человек живут в областях, где не хватает питьевой воды.
И это количество будет расти.

источник

31 октября 2011 года население Земли достигнет 7 миллиардов.
О дальнейшем росте количества людей на планете делаются разные прогнозы, самый распространенный из которых – 9 миллиардов человек к 2043 году.

Цифра в 9 миллиардов предполагает резкое сокращение уровня рождаемости, до 2.1 ребенка на одну женщину. Подобное едва ли возможно, если только не реагировать на призыв 215 миллионов женщин по всему миру, которые хотят предотвратить беременность, но не имеют контрацептивов. В таких странах, как Йемен, Афганистан, а также большинстве государств Африки южнее Сахары, в среднем каждая женщина рожает более 5 детей.

Примерно половина населения Земли – около 3 миллиардов, – люди в возрасте моложе 25 лет, готовые к воспроизводству. Их выбор в плане деторождения, а также наличие информации и возможности выбора, определят, вырастет ли численность человеческого населения от 8 до 11 миллиардов к середине текущего столетия.
статья

Ведется активная полемика – сможет ли планета выдержать 7 миллиардов людей. PAI (Population Action International) считает, что вопрос не в количестве, а в том, каким образом люди потребляют природные ресурсы и где концентрируются. Например, средний житей США расходует в 50 раз больше энергии, чем житель Ганы. А подавляющее большинство вредных выбросов в атмосферу, провоцирующих парниковый эффект, происходит в развивающихся странах. Если проблема в чрезмерном и нерациональном расходовании энергии, международным политикам следует обратить внимание на развивающиеся страны, а не только на уровень рождаемости в Африке.
статья

Friday, October 28, 2011

Утро на море / morning at the sea

Маета с переездом позади.
8 часов утра, море. Вода освежающе-прохладна, приятно пахнет водорослями. Штиль – границы между гладью воды и небом нет, всё одинаково бирюзовое. У берега на мелководье – пруд пруди рыбок, маленьких и покрупнее, которые стайками по трое удивительно синхронно фланируют в воде.


Если забыть о дряни (кучи мусора, оставленные ужинавшими вчера любителями макдональдсовских чудес-наггетов; толпы людей – пятница! – джоггеры, ходильщики, шаркающие шлепками азиаты и бэтмены-абайи) – чудесно.
А забыть легко, просто заплывая подальше. Море позволяет познать бестелесность, перестать помнить о теле, сделаться невесомой. Плывешь – словно воздушный шар парит в воздухе, привольно и без усилий.
Вода – как стекло, неописуемого цвета, бархатисто-замшевая, упругая, с тихим ароматом арбуза; прохладная, негромко шелестящая у берега. Лежа на спокойной глади, как на перине, можно заснуть.

Так я упивалась тишайшим морем, пока не заметила в воде «синий пакет» - мусорной дряни, как и было сказано, в воде, как и на берегу, немало. Но при ближайшем рассмотрении «пакет» оказался медузой наподобие этой (фото из Интернета).

Тогда, памятуя об очередном недавнем укусе, рванула к берегу...
Но всё равно - утро прелестное.

Wednesday, October 26, 2011

снова Кундера и "Бессмертие" - тема с вариациями/ Kundera, Immortality

"...если мой читатель пропустит хоть одну фразу моего романа, он не поймет его, а меж тем где на свете найти читателя, который не пропускал бы ни строчки? Разве я сам не грешу тем, что пропускаю строчки и страницы больше, чем кто-либо другой." 

Во время моей сентябрьской поездки в Харьков (оставившей такое неприятное впечатление, что всё никак не заставлю себя о ней написать) перечитала Кундерино «Бессмертие». Книга меня буквально вытянула - словно друг и умный собеседник, с которым изливаешь душу.

Роман - подлинная симфония. Заново поразил красотой композиции, изысканной тканью повествования, гармонией и тонкостью; "пиршество со множеством блюд". Раньше как-то читалось про Аньес с такой знакомой её отстраненностью. А теперь, видимо, я доросла - словно взглянула на книгу с бóльшего расстояния, и она разостлалась роскошным лугом, или нет, - лесом со множеством тропок, которые зовут неспешно и задумчиво блуждать. «В лесу, который любит Аньес, дороги разветвляются на проселки и на совсем маленькие тропки; по тропам ходят лесники. На дорогах - скамейки, с которых можно обозревать окрестности, где пасутся стада овец и коров».

По страницам книги искусно и во множестве разбросаны симметричные детали. Например, Поль любил море; Аньес любила горы; позже эти упоминания возвращаются и детализируются.
Развязка известна чуть не с середины романа, а уж про то, что Аньес – вымышленная героиня, возникшая из жеста (как ранее Тереза - из урчания в животе, а Томаш из фразы Einmal ist keinmal), ведомо с самого начала. Тем не менее, читаешь неотрывно и с наслаждением – Кундера-персонаж как раз и говорит об этой черте как идеальной для романа.
Диалоги Гёте и Хемингуэя – по ту сторону бессмертия, которое ни что иное, как «розга в руке ограниченной учительницы»...
Вечные Кундерины темы с вариациями – смерть, умирание, лицо и тело, мой любимый отрывок о смехе («Он стоял перед "Давидом" Микеланджело и представлял себе, что это мраморное лицо смеется, как Кеннеди. Давид, этот образец мужской красоты, сразу превратился в дебила!»), имагология (Человек - это всего лишь то, что являет собой его образ), нарушенные завещания и тяга "поедать мертвых, их письма, их деньги, их фотографии, их старые привязанности, их тайны"; утраченное искусство неспешности (об этом подробнее - через шесть лет в другом романе)...
Аньес и девушка «Черный цветок» почти меняются судьбами - неожиданная рокировка, шахматный прием, так поразивший когда-то маленькую Аньес.
Вставная глава о несостоявшемся живописце по кличке Рубенс, который «не стал ни причиной, ни следствием чего-либо» - тем не менее, элегантно связана с основной темой повествования, ведь женолюбивый Рубенс был любовником Аньес, только после её гибели осознавший, что она, оказывается, была женщиной его жизни.
Множество, множество великолепных деталей (об интереснейших умозаключениях и рассуждениях и вовсе молчу)... История матери, замкнувшаяся как круг – из семьи в супружество и назад в свою деревенскую общину; столь же гармонично округлившаяся судьба отца: одиночество – супружество – одиночество. И более того, эту же фигуру выписывает история Аньес: из мира дорог (мира отца) в мир шоссе (мир мужа), и снова в мир дорог...
Добавить фирменную Кундерину иронию и юмор (для тех, кто «различает некую границу между важным и неважным»).
Блеск.
И финальный абзац, ёмко итожащий темы романа.
«С пяти плакатов, развешанных в [гимнастическом] зале, улыбались мне пять разных лиц с одинаково оскаленными зубами. Я побоялся, что они укусят меня, и быстро вышел на улицу.
Мостовая была забита непрерывно гудевшими машинами. Мотоциклы въезжали на тротуары и пробивались между пешеходами. Я думал об Аньес.
Машины гудели, и слышны были крики разгневанных людей. В такой ситуации Аньес когда-то мечтала купить незабудку, только один цветок незабудки: она мечтала держать его перед глазами как последний, едва приметный отблеск красоты».

Sunday, October 23, 2011

Чистота как отсутствие запаха/ cool japan: Smells

И Япония, и обонятельная сторона жизни вызывают мой живейший интерес. Поэтому очередная телепередача японского NHK World под названием cool japan: Smells оказалась чрезвычайно интересной и познавательной.

Японцы (как, собственно, все нормальные люди) не любят неприятных телесных запахов, как то: пот, галитоз (вонь изо рта), запах стареющего тела, и т.п. Для борьбы с этими амбре используется масса средств – нейтрализаторы в виде освежающих таблеток для дыхания, а также влажных салфеток или спреев.
Ведущие программы отловили на токийской улице белых туристов, и те с готовностью признались: чтобы «не пахнуть», обливаются (все!) туалетными водами.
Интервьюируемые на улицах же японцы в один голос заявляли, что никогда не станут «грузить» себя запахами духов и одеколонов. Избыточное благоухание считается неприличным (!!). В Японии – в отличие от Индии или Среднего Востока – сильные ароматы не в чести. «Громко» пахнуть не принято; тем самым ты врываешься в личное пространство других людей.

О трепетном отношении к чужому пространству много говорилось в программе про этикет (cool japan: courtesies). Но осторожность в ароматизации себя! - какая восхитительная чуткость! Ведь сколько мук доставляет шумовое насилие (грохот машин, громогласные беседы по телефону, музыкальное «умца-умца»), а наравне с ним и обонятельное - чрезмерная самоароматизация воспринимается именно как вонь.

[Из книги настоятеля Мухо:
Запомнилось, как один репортёр делал для телевидения документальный фильм о бездомных и спросил одного парня, который ледяной водой мылся зимним утром в общественном туалете, как часто он это делает. «Каждый день, - был ответ. – Я моюсь ради окружающих, чтобы не обременять их своим запахом. К тому же холодная вода полезна для здоровья».
В первую очередь думать о других - это добродетель, повсеместная в Японии, но особенно заметная в парке, среди бездомных.]

Большой популярностью в Японии пользуются магазины, предлагающие широчайший ассортимент средств по борьбе со всевозможными запахами. Например, в нарядных розовых тюбиках-спреях оказалось средство, которое «используют после того, как опустела коробочка обэнто, - чтобы избавить от запаха до тех пор, пока появится возможность её вымыть». Масса поглотителей запахов (обувь, холодильники, шкафы) на основе бамбукового угля.
Венец творения – футболка, поглощающая вонь пота и неприятный запах «стареющего тела». Особая ткань была разработана для космонавтов, которые долгое время лишены возможности принимать душ!

Гостья в студии - кореянка – сказала, что «азиаты могут не принимать душ по три дня, и при этом не вонять». Её горячо поддержал русский Юра: «Я после занятий спортом воняю, а японцы, игравшие со мной в баскет, свежи, словно из душа».
Гостья из Индии рассказала про случай в её университете, когда преподаватель (в тактичной беседе с глазу на глаз) сделал замечание одной из студенток, злоупотреблявшей духами: «Ваш парфюм беспокоит остальных» (Your loud perfume is disturbing others). Индианка призналась, что с тех пор очень внимательно относится к собственным запахам.

Итог дискуссии подвел приглашенный профессор-японец: «Японцы помешаны на гигиене и главное для них – не пахнуть ничем. Чистота - это отсутствие запаха. Японцы – как сама природа, как воздух. Наш запах не должен влиять на окружающий воздух. Самое унизительное - услышать от других замечание, что от тебя пахнет [неважно, пот это или сильные духи]».
В синтоизме одно из основополагающих понятий, чистота – приравнивается к отсутствию запаха. В VI веке вместе с буддизмом в Японию, как часть религиозного ритуала, принесли традицию воскуривать благовония. Но это ароматы для воздуха, а не для тела.

Ведущие программы посетили церемонию Кодо – своего рода дегустация запахов. Подобно чайной церемонии, существует целый ритуал проведения Кодо. Обычно «слушателям запаха» предлагают кусочки драгоценной древесины (зачастую стоимостью дороже золота). Аромат выражен очень тонко, едва уловимо. Важно уметь почувствовать нюансы, уловить благоухание подобное тихой мелодии. Участники церемонии Кодо рассказали, что занятия помогают обрести внутренний покой и гармонию: когда концентрируешься на «слушании запахов», для тебя ничего вокруг больше не существует.

На полках с товарами в супермаркетах часто расставляют диспенсеры запахов (например, аромат кофе, карри и т.п.), помогающие привлечь покупателей к соответствующим продуктам.
Провели эксперимент: действительно, люди, проходя мимо полок с карри, машинально тянутся купить, и лишь после вопросов ведущих осознают, что их поманил вкусный запах.

Есть специальные фирмы - производители таких «раздатчиков запахов» - любых, от выхлопных газов, используемых в музеях транспорта, до запахов пищи («Унюхав что-то вкусное, мы инстинктивно хотим это съесть»).
В офисах используют диспенсеры с ароматом соснового леса – это расслабляет, освежает и даже помогает понизить температуру тела. «Не приходится включать кондиционеры, сотрудникам и так комфортно, они меньше устают». Экономия электричества и повышение производительности благодаря запаху!

«Мы не можем противиться влиянию запахов, они затрагивают нашу сущность и способны влиять на подсознание».
Отдельные гости в студии начали протестовать, обвиняя японцев в манипуляции сознанием граждан. На что профессор-японец возразил – вы ведь «поглощаете» рекламу, продукцию телевидения и прочих СМИ, совершенно не задумываясь, а тем временем на ваше мнение влияют умелые манипуляторы...

И наконец показали работу удивительной фирмы по борьбе с неприятными запахами. Её основатель, молодой японец, посвятил себя этой работе в память о любимом дедушке. Десять лет назад тот долго и тяжело умирал в больнице, окруженный неприятными запахами – лекарства, старые больные тела людей, не имеющих возможности регулярно мыться, и т.п. Внуку хотелось бы, чтобы дедуля перед смертью мог дышать свежестью. И вот, восемь лет назад он основал такую контору; теперь в ней десять сотрудников – инспекторы с государственными лицензиями!
Они берут образцы, помогают избавиться от неприятного запаха на производстве или в жилых домах.
Японцы очень чувствительны к свежести запахов и чистоте. В то же время из-за тесноты жилья в городах не всегда есть возможность проветривать или вычищать труднодоступные места в квартирах. Если жильцов беспокоит вонь, можно вызвать наших инспекторов, он проверит, выявит источник и даст совет: как избавиться от обувной вони, от зловония в раковине или санузле (1 ложка пищевой соды на два стакана воды – вот простой нейтрализатор запаха), от застарелого смрада окурков в доме курильщика («бычки» следует тушить в испитом зеленом чае; тогда запаха не будет, а если будет, то приятный).

См. архивный фотоальбом - cool japan: Smells

Sunday, October 16, 2011

японская гостиница «Хоси-рёкан»/ Hoshi Ryokan - the oldest functioning hotel in the world

из ЖЖ Чхартишвили-Акунина:

...я заинтересовался, а какого возраста компании принято считать старыми в странах, где рейдерство осталось атрибутом средневековья? И вообще любопытно: сколько лет самому долгожительному из ныне действующих частных предприятий?

Стал выяснять – и с чувством глубокого удовлетворения обнаружил, что общепризнанный рекордсмен бизнес-долголетия зарегистрирован в моей любимой Японии.

Самое старое из беспрерывно функционирующих частных предприятий нашей планеты – гостиница «Хоси-рёкан» (Hōshi ryokan). «Хоси» – значит «монах», «рёкан» - гостиница. Этим заведением владеет одна и та же семья с 717 года, то есть ТРИНАДЦАТЬ ВЕКОВ. Владельца всегда зовут Дзэнгоро-хоси. Сейчас хозяйством заправляет Дзэнгоро-хоси Сорок Шестой. Ни один монарх не имел такого внушительного порядкового номера. Насколько мне известно, вторым в этом заплыве со значительным отставанием идет папа римский Иоанн XXIII (притом, как вы догадываетесь, не сын и не родственник Иоанна XXII).

Вероучитель Тайтё бродил с проповедью буддизма по еще полуязыческой Японии и однажды увидел вещий сон: будто в лесу, под горой, бьет источник, который исцелит множество людей. Ученик святого старца отправился в указанное место и основал там приют для странников. А сын этого ученика построил гостиницу. Сын-то и стал Дзэнгоро-хоси Первым.
С тех пор в Японии было всякое: смертный мор и великий трус, страшный глад и жестокая смута, но за тринадцать веков ни один рейдер-самурай и ни один пахан-якудза на процветающий бизнес не покусились.
Целебный источник бьет, ручей журчит, сорок шестой Дзэнгоро берет с постояльцев хорошие деньги за стаж своего заведения.

Уже дописав пост, полез на всякий случай перепроверять информацию про самую старую фирму и обнаружил, что она устарела. «Книга рекордов Гиннесса» только что установила, что в японской префектуре Яманаси есть еще более древняя гостиница, основанная аж в 705 году. В ней сменилось уже 52 поколения владельцев.

Wednesday, October 12, 2011

Дубай: жизнь под защищающим (ограничивающим?) колпаком/ Dubai: Life in a protective (restrictive?) Bubble

источник, перевод с англ. яз. мой

Прожив в Дубае с 1998 года и общаясь со своими друзьями, которые живут здесь вдвое дольше, я поняла, что здешняя жизнь – под стеклянным колпаком, с сурово цензурированными СМИ, неписаными социальными правилами и с непременным первым вопросом: «Откуда вы родом?»

1. Неписаный закон:
Законы буквально черно-белые, с мягким и снисходительным отношением к гражданам ОАЭ (они же Emirati, эмирати – местные), в сравнении с наказанием, которое может ждать экспатов – например, когда речь идет о превышении скорости, небезопасном вождении, парковочных талонах и т.п. Ситуация с годами немного меняется, но местные власти остаются лояльными к местным гражданам.

Заметьте: женщина в случае необходимости может защищаться, даже применяя силу – а вот её бойфренду/ мужу лучше держать руки при себе.

В Дубае мирно уживаются сотни национальностей – важно только знать правила поведения...

2. Неписаный закон (для женщин):
Если с вами пытается познакомиться неизвестный мужчина, нет смысла сообщать ему, что вы замужем: это эффекта не возымеет. Многие арабы/ мусульмане, кажется, уверены, что раз на Западе «позволен» секс до брака и раз женщинам разрешается выходить на люди в одиночестве, то нам безразличны узы брака, и мы готовы изменять при первой же возможности. Так что, дамы, будьте безжалостно откровенны и говорите прямо: «Вы меня не интересуете. Оставьте меня в покое».

3. Парни в зелёном:
Создается впечатление, что дубайская полиция применяет законы в зависимости от своего настроения. Если полицейские не в духе – помалкивайте и не спорьте. Кстати, лишь немногие офицеры полиции говорят по-английски, что тоже проблема.
Так что хорошо, если вы знаете хотя бы основы арабского, или же с вами есть кто-то, говорящий по-арабски. Как ни странно, едва вы заговорите на арабском, атмосфера будет разряжена и не исключено, что вас просто отпустят...

4. Неписаный закон:
На Среднем Востоке женщине выказывают постоянное уважение. Вы можете это заметить, когда в очереди вас пригласят вперед, в обход ожидающих мужчин...

5. Город вечной молодости:
Увидеть пожилых людей – большая редкость. Их словно не существует. Бабули и дедули не являются частью этого помешанного на молодости мира.
Пожилых экспатов тут нет, поскольку рабочие визы автоматически истекают при достижении человеком 60 лет. Единственные пожилые граждане – это родители, гостящие у своих детей-экспатов. Бывает, что вид седовласой пары просто поражает – после долгих месяцев, когда не видишь никого, старше среднего возраста.  
[не совсем так... В Old Town'е, где я живу, обитает множество западных экспатов – так что их седовласых родителей можно видеть, особенно у бассейна, постоянно и в изобилии - Е.К.].

Старики-местные – такая же редкость.
В моллах встречаются старые дамы-эмиратки, но на них обычно традиционные маски « с бронзовым эффектом», так что нельзя сказать, сколько даме лет – 50 или 90.

[традиционная для арабок-бедуинок маска называется батула /batoola, или batulla - Е.К.; см. пост].
Что до стариков-эмиратцев – они, наверное, предпочитают проводить время на своих виллах, подальше от чуждого им современного мира, захватившего их привычную жизнь.

6. «Утонченный расизм»
Общество в Дубае можно описать как «утонченный расизм»: западных экспатов уважают меньше (и платят им тоже меньше), чем Эмирати (местным). В то же время, к западным экспатам отношение лучше (и зарплата выше), чем к выходцам из Азии (филипинцы, индийцы, пакистанцы).
Британцы (англичане) нынче воспринимаются некоторыми местными-эмирати как «снобы» - бывшие колонизаторы...

[к пункту №4:
фото, сделанное в дубайском Carrefour'е: знак с замочной скважиной и странным наростом на ней указывает, что касса внизу отдает предпочтение обслуживанию женщин.
Бывают спецкассы и вовсе "только для женщин" - Е.К.].

А вот если вы – шотландец, ирландец, немец или швейцарец – арабы будут вас обожать! Многие арабы проводят в Германии или Швейцарии отпуска или отправляют туда своих детей на учебу.

7. Глазеть и быть разглядываемым:
Дубаи подобен Лос-Анжелесу, со своими законодателями мод и трендов. Для них главное – быть замеченными в нужное время, в нужном месте, с нужными людьми.

Извиняюсь, если не всё звучит «политически корректно»... реальность редко политкорректна.

Monday, October 10, 2011

blogging (and other tech-related) cartoons: I blog, therefore I am!

Когда-то мне понравилась актуальная для блоггеров картинка. Нашла вот еще, очень удачные, на мой взгляд.




* * *
Еще на тему (via The New Yorker Cartoons):




UPD - via Banksy:

Friday, October 07, 2011

Simon & Garfunkel - The Sound of Silence (Version from 1964)


Hello darkness, my old friend
I've come to talk with you again
Because a vision softly creeping
Left its seeds while I was sleeping
And the vision that was planted in my brain
Still remains
Within the sound of silence

In restless dreams I walked alone
Narrow streets of cobblestone
'Neath the halo of a street lamp
I turned my collar to the cold and damp
When my eyes were stabbed by the flash of a neon light
That split the night
And touched the sound of silence

And in the naked light I saw
Ten thousand people, maybe more
People talking without speaking
People hearing without listening
People writing songs that voices never share
And no one dared
Disturb the sound of silence

"Fools", said I, "You do not know
Silence like a cancer grows
Hear my words that I might teach you
Take my arms that I might reach you"
But my words, like silent raindrops fell
And echoed
In the wells of silence

And the people bowed and prayed
To the neon god they made
And the sign flashed out its warning
In the words that it was forming
And the sign said, "The words of the prophets are written on the subway walls
And tenement halls"
And whispered in the sounds of silence

Thursday, October 06, 2011

Лафкадио Хирн (Хёрн) в интервью своего правнука/On Lafcadio Hearn - his grand-grandson

Симанэ также называют землей японских мифов, родиной японских богов, это знает каждый школьник, – свод мифов «Кодзики» (Сказания о делах древности) входит в школьную программу, но для всего мира эту префектуру открыл Лафкадио Хёрн (1850-1904), исследователь с греческо-ирландскими корнями, писатель, полюбивший Идзумо всей душой. Правнук Лафкадио Хёрна ныне работает в Университете в г. Мацуэ – столице префектуры Симанэ. Хёрн рассказал о традициях и верованиях простых людей, о том, как гармонично живут люди с природой, как умеют слушать её и любоваться ею. Благодаря Хёрну западный мир впервые узнал о таком явлении как цунами, Хёрн же впервые ввел в обиход этот термин.
источник

**
...интервью с Коидзуми Бон, правнуком известного исследователя Японии, нежно любившего эту страну и оставившего замечательные литературные труды, посвященные нравам и обычаям, климату и природе страны, Коидзуми Якумо (Лавкадио Хёрн) (1850-1904).

Культурное наследие Лавкадио Хёрна представляет для современников большую ценность, его книги, написанные в очень лёгком для восприятия стиле, способны стать настоящими проводниками в удивительный мир традиционной Японии. Будучи журналистом, Лавкадио Хёрн объездил немало стран, жил в разных частях света. Его жизнь разделяют на несколько периодов: Греция, где он родился (1850-1852), Европа (1852-1869), Америка (1869-1890), Французская Вест-Индия (1887-1889), Япония (1890-1904).

Коидзуми-сан: Помню свое удивление, когда читал присланную друзьями копию книги о Лавкадио Хёрне, как об американском фольклористе. Тогда я впервые узнал его со новой для себя стороны, узнал, что он как фольклорист немало в этом преуспел.

Считается, что Лафкадио Хёрн один из очень немногих иностранцев, кому удалось разгадать загадку японской души. До сих пор этот феномен не поддается объяснению. Как Вы думаете, что помогло Лавкадио Хёрну понять японцев, что общего было у него самого с японцами?


Коидзуми-сан: Во-первых, он, как я упоминал, был малого роста – чуть более 160 см., для европейцев это небольшой рост.

Во-вторых, он принадлежал, как мне кажется, к национальному меньшинству у себя на родине – ирландец с греческими корнями… Мне кажется, эти данные помогли ему понять японскую культуру. Прадед родился в протестантской семье, так называемые W.A.S.P. (White Anglo-Saxon Protestant). Он постоянно рос и воспитывался в соответствующей обстановке в Лондоне и в Нью-Йорке, в своеобразном «замкнутом» пространстве, что можно сравнить с закрытым миром, в котором живут японцы. Это обстоятельство, как мне кажется, помогло прадеду понимать атмосферу и мировоззрение японцев. Подобное воспитание помогло ему смотреть на жизнь без предрассудков.

В-третьих, он вырос в атмосфере традиционной ирландской культуры, где чтили устную традицию. А это, в свою очередь, воспитало в нем умение воспринимать информацию «ушами». Обладая цепким слухом, он хорошо воспринимал, например, то, что пели японцы во время традиционных праздников; ему, как и японцам, нравилось пение, стрекотание, в общем, звуки, издаваемые различными насекомыми. [см. cool japan - Language] Европейцам обычно не присуща черта внимательно вслушиваться в звуки природы и тем более, настраивать свой слух на голоса насекомых. Я как раз недавно переводил материалы прадеда, где он пишет об этом, поэтому на ваш вопрос, были ли общие черты с японцами, я смело могу выделить его хорошо развитый слух. Итак, в итоге я бы хотел остановиться на трёх основных чертах, общих для прадеда и японцев: телосложение, принадлежность к закрытой системе воспитания и хороший слух.

В чем, как Вам кажется, состоит культурное наследие Лавкадио Хёрна?

Коидзуми-сан: В первую очередь, это его записи о нравах и обычаях Японии эпохи Мэйдзи, свидетелем которой он стал с 1890-х гг. и до 1904 – времени своей кончины. Вот, например, все хорошо знают о танце обон, который исполняют приблизительно в середине лета, когда встречают и поминают души умерших. Если бы он не описал его и не исследовал так подробно, возможно, мы бы эту традицию потеряли.

Или, например, по воскресеньям, чем он занимался в день, когда у него не было занятий по английскому языку. По воскресеньям он путешествовал по синтоистским и буддийским храмам, благодаря чему собрал богатую коллекцию талисманов-оберегов. Потом он отправил их в Англию в Pitt Rivers музей в Оксфорде, а удалось ему собрать около 70 штук. Талисманов эпохи Мэйдзи почти не осталось, поэтому собранная им коллекция весьма ценная и, пожалуй, единственная. К тому же он был журналистом, постоянно искал новые углы зрения на злободневные вопросы по поводу будущего Японии. Что с ней будет? Что будет с Дальним Востоком? Он, например, предсказал переход от политической к экономической войне, в которой японцы и китайцы станут друг другу соперниками, и предсказал победу китайцев.

К тому же он описывал мировоззрение японцев того времени, их отношение к бытовой жизни, простой жизни, в которой не было места роскоши, расточительству. Писал об их умении сосуществовать с природой, о том, что если нам удастся сохранить такое взаимоотношение с природой, тогда все будет хорошо. Он также много писал о трудных климатических условиях жизни в Японии: землетрясения, наводнения, тайфуны и пр. и о том, как их можно преодолевать, вернее, сосуществовать с ними. Вы наверняка знаете слово «цунами», впервые с ним познакомил мир и ввел его в оборот на английском языке Коидзуми Якумо, когда описал историю спасения людей от цунами. Написанные им рассказы о преодолении влияния стихийных бедствий, могут быть использованы всем миром чуть ли не в качестве учебного пособия. Размышления Коидзуми Якумо о будущем Японии, о её судьбе, - часть культурного наследия, которое он нам оставил и которым мы вполне можем сейчас пользоваться.

Правильно ли мы распоряжаемся этим культурным наследием?

Коидзуми-сан: В определенном смысле используют правильно. Однако те важные вещи, о которых он говорил: о простой жизни, которой живут японцы, об их умении сосуществовать с природой, - это, к сожалению, почти забыто. Однако XXI век заставит нас об этом вспомнить. А та часть исследовательского багажа Якумо, которая касается древних традиций и обычаев, уже и теперь оживает благодаря туризму. Эту часть его наследия мы можем воспринимать как культурный ресурс. Ярким примером такого синтеза туризма и культурного наследия может стать, например, Маршрут привидений. Я очень рад этой возможности слияния бизнеса и культуры, не надо относится с предубеждением к такого рода синтезу. Более того, я верю, что такое сотрудничество будет только развиваться.

Каким образом, как Вы считаете, можно более эффективно знакомить людей с творчеством Лавкадио Хёрна?

Коидзуми-сан: Как мы уже отметили, эффективным кажется способ использования наследия Коидзуми Якумо в туристической индустрии, например. Как это происходит с нашим Маршрутом привидений: взяты его рассказы о привидениях, которые обитают в этой местности по древним поверьям. Потом сделан маршрут по тем местам, которые упомянуты в его книгах. Этот маршрут будет полезен для школьников.

Всему миру полезным был бы описанный им опыт борьбы со стихийными бедствиями. Вот, кстати, работа о том, как спастись от цунами, о которой я говорил. В феврале этого года выпущен перевод книги на хорватский язык Кимико Кадзикава, книга предназначена для детей. Если переводить на как можно большее число языков, доступ к творческому наследую Коидзуми Якумо станет шире. Полезно использовать знания о борьбе со стихийными бедствиями, например, в школах. Но, в первую очередь, туризм.

...Но в чём отличие Лавкадио Хёрна? Он использовал свои чувства, своё внутреннее чувство восприятия, когда проникал в различные сферы японского бытия, но схватывал как бы не отдельные куски, а при этом составлял мозаику всей жизни в целом.

Учёные мужи вековой давности поражают своими масштабами знаний о Японии – они держали такой невероятный охват проблем, демонстрировали поразительный масштаб видения, знали удивительные детали, но при этом сохраняли всю картину мира. Все эти люди – были среди них и соперники Лавкадио Хёрну, и его друзья, его Учителя – поразительной эрудиции, например, Чемберлен (Basil Hall Chamberlain). Он составил энциклопедию о Японии «Things Japanese». Можете себе представить, что это за труд – составить энциклопедию! В России был Николай Александрович Невский, настоящий бесстрашный исследователь, посетивший немало мест в Японии. Я считаю его замечательным и выдающимся учёным, вот если бы он пожил подольше! Из современников не могу не назвать имя Георгия Евгеньевича Комаровского.

Могу назвать английского керамиста Бернарда Лича (Bernard Leach), увлекшегося Японией под влиянием литературного творчества Лавкадио Хёрна. Он прибыл в Мацуэ, занимался здесь керамикой, потом переехал в Токио, там нашел сообщество единомышленников, участвовал в движении за декоративно-прикладное традиционное искусство. Он был убежден, что в народном прикладном искусстве Англии и Японии немало общих черт. Такой человек появился в Японии благодаря Лавкадио Хёрну.

Еще хочу назвать французского исследователя Бернара Франка (Bernard Frank), который любил Лавкадио Хёрна. Выше я упоминал о коллекции талисманов, которую собрал и передал в английский музей мой прадед, так вот серьезное изучение Японии у Бернара Франка началось с изучения этой коллекции талисманов, по ней он начал исследование о проникновении буддизма в социальную жизнь японцев. Для развития французского востоковедения этот человек сделал значительный вклад.

...я могу просто посоветовать тем, кто едет к нам в Симанэ, книгу прадеда «Glimpses of Unfamiliar Japan». Дело в том, что здесь с любовью написано очень много о Мацуэ [см. Matsue - Glimpses of Lafcadio Hearn], о волшебной привлекательности этого места, об Идзумо тайся, ведь до него никто из иностранцев не был здесь. Он был очарован этим старинным синтоистским храмом и смог передать свои ощущения в книге. Для тех, кто впервые собирается посетить Идзумо тайся, опыт Лавкадио Хёрна поможет не растеряться и ощутить максимально восторг от этой встречи. Иными словами, эту книгу можно использовать как путеводитель...

Особенностью творческой судьбы прадеда можно назвать тот факт, что он постоянно писал, его стиль был популярен, его перевели и на французский и на немецкий, даже на русском что-то есть, его до сих пор читают. Таких исследователей, которых бы читали более 100 лет, безусловно, мало. Читая написанные им более века назад произведения, не испытываешь ощущения, будто читаешь какую-то дремучую древность. Извлеченные им наблюдения того времени вполне могут пригодиться в настоящей действительности.

Коидзуми Якумо, женившись с Сэцу Коидзуми, отправился в свадебное путешествие в соседнюю префектуру Тоттори, провести приятные минуты на горячих источниках Хамамура онсэн, там он увидел удивительный сон: женщина из Идзумо пела ему кельтскую песню, которую он знал с детства. Мне кажется, это видение вышло из потаённых глубин его души. Кельты и Идзумо имеют много схожих черт…

В 2008 году я после некоторого перерыва опять посетил Грецию. Якумо родился, как вы знаете, на небольшом острове Лавкада. Я впервые поехал на этот маленький остров, там стоит дом матери Лавкадио Хёрна Розы Антонии Касимати (Rosa Antonia Cassimati), где она родилась и выросла. Там я услышал много замечательных сведений о том, как жила эта семья.

...Музей есть в Мацуэ в доме, где он раньше жил, такой же дом сохранился в Кумамото. То есть остались только два дома, связанные с ним. От дома, построенного Коидзуми Кадзуо [сын Лавадио Хёрна] в Токио ничего не осталось. Я родился в том доме. До момента его разрушения там жила американка ирландского происхождения, художница. Однажды я с ней встретился, зашел в дом, очень удивился, - с потолка на меня смотрел Лавкадио Хёрн… Изначально этот дом был арендован семьей у владельца, который решил впоследствии построить на этом месте стоянку, потом земля стала принадлежать буддийскому храму, и теперь на этом месте кладбище.

...культ Лисы был настолько серьезным явлением, что дошло и до социальной проблемы. Думаю, Тораяма-сан рассказывал именно об этом. Лавкадио Хёрн очень интересовался лисами, как раз в книге «Glimpses of Unfamiliar Japan» писал много о лисах

источник via Татьяна

см. также:
по страницам программы NHK World, посвященной Мацуэ Лафкадио Хёрна.
Лафкадио Хирн (Хёрн) в моих переводах;
в цитатнике

Sunday, October 02, 2011

вечер на море/ at the sea

Море. Еще немного слишком теплая вода, но уже более гостеприимная и осязательно приятная. Касаюсь в воде то упругих рыб, то, кажется, неострых когтей на лапе черепахи. Однажды не повезло - по локтю провелась, как веткой крапивы, медуза. Наученная прошлогодним опытом, я поспешила к берегу и принялась натирать локоть песком. Теперь заработанные шрамы пугающе алеют и, заживая, чешутся. 

Над city line (низкорослая Джумейра 1, затейливые небоскребы вдоль Шейх Заеда), - местная невидаль: тускловатые, но всё же красивые розово-фуксиевые облака. Одно медленно растягивалось, теряя форму и исчезая. [UPD в следующие выходные тоже было живописное небо]
Над водой носятся пронзительно попискивающие птички – те, что потешно бегают у кромки, собирая каких-то морских насекомых.
Временами по воде вспрыгивают, посверкивая боками, длинные рыбки, - словно «блинчики» - плоские камешки, которые любила бросать Амели.
Садится солнце – оранжевое, из розоватого неба погружается в темно-сиреневое, тускло-лиловое.
Тонкий серпик луны – наверняка уж не трехдневный, но невольно вспоминается Басё:
«О, готовых 
я для тебя сравнений не найду, 
трехдневный месяц...»

Людей много – белые семьи, усиленно фотографируют отпрысков, весь берег усеян вспышками. Но народу меньше, чем вчера – по пятницам просто нашествие, толпы шумных азиатов.
Ветерок свеж и приятен.
Верещат длинноволосые французские мальчики, играющие в мяч.
Идиллия.

Saturday, October 01, 2011

Японские праздники октября/Japan, holidays in October

С древних времен у японцев одним из признаков прихода осени был прилет гусей и лебедей на зимовку. Первые стаи прилетают из Сибири на озера у побережья Японского моря в центральной части острова Хонсю. Только на озере Хиоко в префектуре Ниигата ежегодно зимует около 2500 лебедей.

В Японии лебеди, гуси с давних времен стали действующими лицами сказаний и поверий. Поэтическим образом, символом одиночества стал, например, оторвавшийся от стаи гусь. Не менее популярны и журавли, но они в сравнении с лебедями малочисленны. В середине октября они небольшими стаями прилетают на обширное болото Кусиро на востоке острова Хоккайдо. Это болото площадью более 18 тыс. га дает приют многочисленным перелетным водоплавающим птицам.

В октябре осенняя расцветка гор напоминает вспыхнувший пожар. Все оттенки красного и желтого цветов можно видеть на горных склонах. «Весну украшают цветы, а осень — золотистые листья», — пишет один из древних поэтов, чьи строки дошли до нас в «Манъёсю» — первой поэтической японской антологии VIII века. Серпантины горных дорог в Японских Альпах в выходные дни в октябре забиты автомашинами: японцы спешат насладиться осенней красотой горных лесов.

На полянах в горных лесах появляются красные стрекозы. Их в Японии до 20 видов. Замирая в воздухе, почти невидимо трепеща крыльями, стрекозы сливаются с листвой и исчезают из виду, но вновь проявляются, когда продолжают полет. Эти стрекозы как примета осени обычны для произведений японских поэтов с древних дней.

Цветами месяца и в октябре продолжают оставаться хризантемы. Они стали символом Японии, как и сакура. Хризантема избрана цветком Императорского двора, ее изображение используется в различных наградах. В октябре на большей части Японии уже весьма прохладно, если не сказать, холодно, но хризантемы стойки даже к заморозкам. Выставки хризантем в горшках, композиции из хризантем продолжают заполнять многие храмы. Но в это время года можно видеть и вновь распускающую свои цветы нежную сакуру.

В Японии есть виды сакуры, которые цветут два раза в год — весной и осенью. В конце октября, например, вновь расцветает сакура в парке Дзёминэ в префектуре Сайтама. Среди любимых японцами осенних представителей флоры выделяется душистая маслина, цветущая в октябре. Она упоминается во многих поэтических произведениях японских авторов. Душистую маслину часто называют носороговым деревом, поскольку ствол покрыт корой, похожей на кожу носорога. Запах цветущей маслины в октябре заставляет людей останавливаться, поскольку это необычно для осени. В поэтических произведениях этот запах сравнивается с образом, который трудно стереть из памяти, который привлекает, завораживает. Яркие полевые цветы в это время года давно отцвели, но в тенистых местах предгорных лесов на островах Хонсю и Кюсю в октябре еще можно встретить цветущий горицвет. Его ярко-оранжевые одиночные цветы бросаются в глаза. Это одни из последних ярких цветов в осенней природе.

Средняя температура в районе равнины Канто в октябре понижается до 10—15 градусов тепла, а голубой небосвод как бы поднимается, расширяется. Такое ощущение создается в связи с тем, что осенний воздух становится прозрачнее. Наступает горячий сезон для коллекционеров видов высочайшей вершины Японии — горы Фудзи. Ее уже убеленную в это время снегом вершину можно видеть за десятки километров. Любители подсчитали, что Фудзи видна из 19 префектур и во многих из них есть города, поселки, деревни с названием Фудзими, что означает «Вид на Фудзи». По самым скромным подсчетам, мест с таким названием более 30. Издаются специальные карты, на которых обозначены районы, с которых можно любоваться Фудзи. Наиболее удаленная точка, с которой наблюдалась Фудзи, — это гора Хияма в префектуре Фукусима, по прямой это более 200 км через самую большую в Японии равнину Канто.

Снопы сжатого риса, развешанные на специальных подставках на полях, остаются признаком осени в большинстве японских деревень. Самым лучшим у японцев считается рис, выращенный в северо-западных районах острова Хонсю, в префектурах на побережье Японского моря — Аомори, Акита, Ниигата. Климат здесь суровый и позволяет собирать только один урожай в год, но здешний рис много качественней, чем выращенный на юге, на островах Кюсю и Сикоку, где собирают по два урожая. Рисоводство требует приложения большого труда, особенно в Японии, где удобной для обработки земли очень мало, приходится беречь каждый ее клочок. Десятая часть рисовых полей в Японии приходится на крошечные клочки обработанной земли, террасами взбегающие на горные склоны. Применять машины для обработки посевов на них практически невозможно, все приходится делать вручную. Пока эти поля еще обрабатываются, но крестьяне начинают оставлять их, не выдерживая конкуренции с импортным дешевым рисом. Экологи указывают, что заброшенные рисовые поля на горных склонах несут угрозу экологической катастрофы. Если прервать многовековой цикл обработки, то рукотворный террасный ландшафт нарушится, начнется эрозия горных склонов, что уже наблюдается в ряде стран Юго-Восточной Азии.

В октябре начинается сезон любования луной, отражающейся в воде затопленных рисовых полей на склонах гор. Убран не только рис, но и большинство других злаков, например гречиха.

В наши дни повсеместно самым распространенным блюдом японской повседневной кухни стала соба — лапша из гречневой муки с разнообразными добавками (креветками, ветчиной, овощами). Сейчас лапша из гречневой муки готовится машинами, но многие справедливо считают рукодельную собу гораздо вкуснее. В начале века такую лапшу предлагали на горных железнодорожных станциях, когда паровозы набирали пары для подъема на перевалы. Сейчас рукодельная соба стала средством привлечения клиентов, потребовались специалисты по ее приготовлению. В одной из деревень префектуры Фукуи даже начала действовать специальная школа, где ежегодно до 10 тысяч человек проходят курсы по изготовлению вручную гречневой лапши и приготовлению из нее собы.
статья

**
Осенний воздух прозрачен, морозен и бодрящ; октябрь считается сезоном пробуждения аппетита, утраченного в месяцы летней жары.
Autumn Appetite

**
Autumn Foliage
Осенью листва меняет цвет; осенние листья называют момидзи (momiji). С древних времен японцы восхищались роскошью осенних оттенков листвы, слагали стихи. Сезон момизди начинается, когда температура опускается до +10 °С. С первыми заморозками осенние цвета становятся ярче и насыщеннее.
Любование осенними листьями подобно любованию цветами. Есть даже специальные регионы Японии, где можно созерцать наиболее роскошную цветовую палитру: Никко (префектура Тотиги), Хаконэ (преф. Канагава), Такао и Арасияма (в преф. Киото).
(фото с вебсайта)

*
Между летом и осенью у японцев есть еще один сезон, который называется akibare (осенняя прозрачность) или nihonbare (японская ясность) - подобие "бабьего лета", но более продолжительный и регулярный сезон. В это время природа расцветает всеми оттенками охры и багрянца, желтизну придает дерево итэ (Ginkgo). Наиболее яркие оттенки в осеннюю палитру вносят листья клена каэдэ, в обиходе японцы часто называют клен момидзи. По всей Японии проводятся момидзи мацури - праздники осенней листвы. В храмах монахи организуют чаепития под кронами кленовых деревьев.

больше о праздниках октября в Японии

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...