Wednesday, March 30, 2011

ЖЖ НЕвыгодно отличается от других блог-сервисов/livejournal shit

За последние недели с незавидной частотой стали вываливаться такие окошки при попытке почитать "уютную жэжэшечку" (или написать что-то в свой ЖЖ). Остальной интернет, тач вуд, работает нормально.
Blogspot внедряет какие-то нововведения и усовершенствования непрерывно и без подобных тормозов.
Проблемы случались и раньше, а теперь ЖЖ и вовсе выродился в редкое фуфло...

Tuesday, March 29, 2011

снова Изабелла Эберхардт (1877 - 1904)/ Isabelle Eberhardt

После романа "Под покровом небес" заинтересовалась "образом автора" - стала читать про Пола Боулза. А потом "Благодаря Боулзу узнала еще одного человека необычной судьбы – Изабель Эберхардт. Поразительно, обязательно поищу больше материалов о ней. (UPD: Подборка материалов об Изабелль Эберхард в моих переводах)". Мне удалось разыскать о ней не так много.

Но вот судьбой этой загадочной женщины заинтересовался Григорий Чхартишвили. Он пишет:

Если бы я написал роман об этой женщине, название обязательно получилось бы по-восточному цветистым и избыточным. Что-нибудь вроде «Загадочная жизнь и невероятная смерть Махмуда Саади, известного гяурам под именем Изабеллы Эберхардт».

Давайте сначала я коротко перескажу вам биографию русской девочки (она прожила всего-то 27 лет) с нерусским именем – точно так же, как впервые прочитал это жизнеописание я сам. И ничему не поверил, потому что всё выглядело абсолютно неправдоподобным. Я стал копать, вникать в подробности, разбираться в парадоксах, и оказалось: всё так и было. Что до загадок – большинство разъяснились, но некоторые остались нерасшифрованными.

Родным языком Изабеллы был русский, хотя в России она ни разу так и не побывала. Девочка родилась в Женеве 17 февраля 1877 года. Ее мать, жена престарелого генерала русской армии и сама (по меркам того времени) весьма уже немолодая дама, влюбилась в учителя своих детей, бывшего семинариста, и навсегда осталась с ним за границей. Представьте Одинцову и Базарова 15-20 лет спустя: они сошлись в гражданском браке, и у них родилась девочка, поздний ребенок.

Семья, в которой дети генерала и дети семинариста росли вместе, жила на большой запущенной вилле.

Девочка была заворожена арабским Востоком. Сначала один старший брат, потом другой вступили в Иностранный Легион и уехали в Магриб; их письма будоражили ее воображение. «Грустный зов Неведомого и Иного всегда манил меня», - напишет она впоследствии.
Изабелла стала писательницей в восемнадцать лет. Она начала публиковать в парижских журналах под мужским псевдонимом пряную, мечтательную прозу на восточную тематику еще до того, как побывала в Северной Африке.

В 1895 году Изабелла уговорила мать отправиться в Алжир. И с этого момента тургеневский роман о мечтательной девице заканчивается, начинаются сказки Шахерезады. Что ни факт – чудо чудное, диво дивное.

Обе российские подданные – и мать, и дочь (естественно, по инициативе последней) – принимают Ислам. Потомственная дворянка Наталья де Мордер, урожденная Эберхардт, 59 лет от роду, берет себе имя «Фатьма Манубия». Изабелла же становится «Махмудом Саади»; отныне она почти всегда носит мужской арабский наряд.
В последующие годы Изабелла-Махмуд:
- путешествует верхом, иногда в одиночестве, по всему Магрибу;
- участвует в антифранцузском восстании;
- вступает в суфийское братство Кадрийя (нечто немыслимое и для европейца, и для женщины);
- несколько раз высылается французскими военными властями за антиколониальную пропаганду;
- оказывается жертвой покушения – религиозный фанатик наносит ей несколько ударов саблей;
- становится первой в истории женщиной – военным корреспондентом;
- выходит замуж за солдата-араба, с которым вынуждена находиться в постоянной разлуке из-за своих странствий.
А про последний эпизод в жизни Изабеллы Эберхардт я расскажу чуть подробнее, ибо он показался мне уж вовсе фантастическим.
Осенью 1904 года Изабелла после очередной восьмимесячной разлуки встретилась с любимым мужем в маленьком городке Айн-Сафра, находящемся в пустыне на юге Алжира. Через два часа после того, как супруги соединились, в пустыне началось наводнение, и Изабелла утонула.

UPD: Г. Ш. продолжает:
Исследователей очень занимал интимный аспект приключений храброй путешественницы-травести. Из воспоминаний известно, что, помимо прочих экстравагантных причуд она еще и шокировала современников «непристойным поведением» - открыто заводила романы с мужчинами, причем отдавала предпочтение арабам (двойной скандал для ханжеского и расистского колониального общества).
Согласно одной версии, вся тайна Изабеллы Эберхардт заключалась в ее пристрастии к «содомии», то есть анальному сексу, сурово осуждавшемуся европейской моралью и не возбранявшемуся на Востоке. По другой теории, Изабелла, подобно Жанне Д’Арк, страдала аменорреей (отсутствием месячных), что помогало ей как во время длительных путешествий в мужской компании, так и при любовных утехах.

До чего же я не люблю умников, норовящих свести тайну неординарной личности к какой-нибудь физиологической аномалии! Мне совершенно наплевать, как там было у «Махмуда Саади» с менструальным циклом и сексуальными преференциями.

Девочка выросла в очень странном доме. Ее отец, Александр Николаевич Трофимовский, был эрудит, полимат и полиглот. Он не пускал дочь в школу, «чтобы ее не испортила цивилизация», учил всему сам. Изабелла с детства кроме русского, французского и немецкого, знала арабский. Коран она вызубрила чуть ли не наизусть, отец воспитывал ее в почтении к Великой Книге. Впоследствии прекрасное знание священных текстов и лингвистические способности путешественнице очень пригодились.

С ранних лет Изабелла, единственная девочка среди братьев, донашивала за ними одежду и по-мальчишески стриглась. Отец, помешанный на опасностях, повсюду подстерегающих юную барышню, отпускал ее в город лишь в мужском платье – ему так было спокойней. Маскараду способствовала узкобедрая, плоскогрудая фигура.

Влияние Трофимовского, человека весьма эксцентричного, на формирование личности Изабеллы было очень велико. Превыше всего он ставил независимость и свободу выбора, а бурные проявления чувств презирал. Когда его любимый сын Володя покончил с собой, Трофимовский отбил телеграмму: «Мой любитель кактусов умер» (юноша любил ботанику). Когда Изабелла на похоронах матери зарыдала и стала кричать, что хочет умереть, отец подошел и молча протянул ей револьвер. От такого папочки, я полагаю, не то что в Магриб – на тот свет сбежать можно. Однако характером при этом Изабелла несомненно пошла в отца.
Особенно удивляться тому, что она уговорила мать перейти в Ислам, не приходится. Наталья де Мордер в Женеве во всем слушалась сожителя, а в Алжире точно так же оказалась всецело под влиянием своей решительной дочки. И потом, как известно, принять мусульманство просто. Довольно в присутствии двух свидетелей сказать: «Нет Бога кроме Аллаха и Мухаммед – пророк его».

Следующая тайна - как Изабелле удавалось дурачить своим маскарадом арабов – объясняется совсем легко. Арабы отлично знали, что имеют дело с переодетой девушкой. Однако, согласно арабскому этикету вежливости, человека считают тем, за кого он себя выдает. Местным жителям даже льстило, что белая женщина так хорошо выучила диалект и старается во всем следовать обычаям, а шейх суфиев приблизил к себе "Махмуда" из уважения к неподдельной вере удивительной и храброй девушки, к ее недилетантским познаниям в Исламе. (Между прочим, покушение на жизнь Изабеллы было вызвано тем, что ее, не знаю справедливо или нет, фанатики считали любовницей вероучителя).

21 октября 1904 года городок Айн-Сафра стал жертвой редкого природного явления. В горах стаял снег, и по сухому руслу реки, совершенно неожиданно, в ясную погоду, хлынул мощный поток грязи и ледяной воды. Он был высотой в два или три метра, несся с бешеной скоростью, сметая всё на своем пути. В ветхом доме, где находились Изабелла и ее муж, рухнули балки. Его вытащили, ее – нет.

Sunday, March 27, 2011

Esquire №65 апрель 2011

источник

**
Неравнодушные интернет-пользователи, оставившие больше всего комментариев на пяти самых популярных русскоязычных сайтах, объясняют, зачем они пишут еще.
"...Я 57-й в рейтинге авторитетности блогеров Яndex. И беру по 2000–2500 рублей за заметку. А тот, кто в этом рейтинге первый, берет по 600-700 долларов. Мне бы тоже так хотелось. Я ставлю по 4-5 постов в день. Начинаю сразу после завтрака — ставлю фотографию и пишу: „Доброе утро!“ А если знаю, что утром буду занят, готовлю этот пост с вечера, он утром автоматически сам выставляется. Зарабатываю уже по 20 тысяч рублей в месяц — столько же, сколько программированием..."
статья
Глубиной мысли поражают "избранные комментарии"

**
Людмила Улицкая, правила жизни:

Неотения — способность недоразвившейся личинки к размножению — наблюдается в природе у некоторых видов насекомых и земноводных. Мне кажется, что это замечательная метафора — современное человечество напоминает именно личинок, которые не достигают взрослого состояния, но об этом не догадываются. Взрослый человек способен созидать, а личинка такой способностью не обладает, поскольку ее предназначение — потребление. В этом смысле современное общество кажется мне личиночным — оно ориентируется на всякого рода потребление: лучшей еды, лучших путешествий, одежды, гостиниц, секса. На этом пути невозможно достичь конечного результата. Где-то впереди мерещится что-то еще более вкусное или неопробованное...

Надо решить для себя вопросы: Кто я? Чего хочу? Нужна ли мне свобода? Готов ли я к ответственности? Могу ли я испытывать сострадание? Есть множество людей, которые совершенно созрели к тому, чтобы задать себе эти вопросы, но никто не сказал им, что такие вопросы задавать нужно, а сами они не догадались.

Личинка человека обладает всеми правами, которыми обладает взрослый человек. Она не обладает обязанностями.

События рифмуются. Я с детства очень хорошо знаю, что судьба готовит нам встречи, невстречи, соприкосновения, парные случаи... С годами это кружево — с рифмами, рефренами, повторами, предупреждениями и даже легкими издевками — делается все гуще, все рельефнее. Не знаю, зачем оно так спроектировано, но наблюдать за этим страшно увлекательно.

С такого большого расстояния, как от бога до человека, разница между грешниками и праведниками не так уж велика. Если мне, обыкновенной пожилой женщине, так жалко людей, то у высшей силы, полагаю, должно быть побольше сострадания. Уж очень несчастные мы создания — злые, жалкие, глупые. Как нас не пожалеть? Животные, взгляните, насколько лучше!

Saturday, March 26, 2011

прохладное море и зеленая черепаха /green sea turtle

В пятницу вода в море - идеальной температуры, – прохладная, но совсем не судорого-сводящая, чистая, несильный прибой... От души (донесхочу, як кажуть) наплавалась. Качаешься на поверхности архисоленой местной водицы – в ушах, словно биение твоего собственного сердца, - пульс моря бьется в одном ритме с тобой. И еще какие-то едва различимые фоновые шепоты – сквозь стук вашего общего сердца море пытается что-то по секрету прошептать тебе...

За ночь вода похолодала – и на следующий день мне приходилось держаться у кромки берега, почти карябая коленками о песок.

Заплывать дальше - холодно... Плаваю, вдруг вижу: в воде большая темная тень, а над поверхностью неспешно и плавно высовывается и исчезает что-то круглое, зеленоватое и склизкое... Я рванула к берегу, хотя и похоже было, что это всего-навсего черепаха.
На безлюдном кусочке берега кроме меня зрелище исчезающей-появляющейся головы наблюдала пухленькая девушка, испуганно вопросившая: это труп?! Девушка оказалась Галиной из Болгарии. Мы немного поболтали. Как и многие здешние экспаты, она не в восторге от окружающей жизни, но – работает, работает...

Погуглила и почитала про черепах в Персидском (или как его зовут местные, в Арабском) заливе. Как для многих других животных повсюду, основным хищником-уничтожителем выступает человек...

«Единственная опасность для черепах в этом регионе – люди. Морские животные гибнут из-за попадания в их кишечник пластикового мусора – черепахи ошибочно принимают плавающие в воде пакеты за медуз. Черепах убивают моторные и парусные суда, которые в заливе очень много. Кроме того, как и многие другие морские обитатели, черепахи становятся приловом – побочным уловом расставленных повсюду рыбацких сетей».

Thursday, March 24, 2011

«Полная иллюминация»: роман и его «волшебный реализм»/ Everything is Illuminated, by J.S.Foer

из книги (перевод - Василий Арканов): "Мама у меня смиренная женщина. Очень-очень смиренная. Она горбатит в маленьком кафе, удаленном на один час от нашего дома. Она презентует посетителям еду и питье, а мне говорит: «Я всхожу на автобус на час, чтобы работать весь день, делая вещи, которые ненавижу. Хочешь знать, почему? Ради тебя, Алексий-не-нервируй-меня! Когда-нибудь и ты станешь делать для меня вещи, которые ненавидишь. Это потому, что мы семья».

Книга меня ужасно утомила. Переводчик предупредил во вступлении, что от благосклонного читателя потребуется усилие – зато уж потом он будет вознагражден «полной иллюминацией». Поэтому взяла себя в руки и начала усердно продираться сквозь абракадабру нарочито дефективного английского в переводе на русский... Однако обещанной иллюминации – хоть полной, хоть частичной, - не случилось. Когда начались неожиданные экскурсы в историю еврейского штетла (как обогатился словарь) XVIII века – почувствовала себя обманутой...

...В фильме (за роман взялась после фильма, а также из уважения к вегетарианству Фоера) эти исторически-фольклорные вклейки благоразумно опущены. Но в романе автор, явно воспитанный в духе трепетного отношения к семейным традициям, голосу крови и прочему (это было видно уже по тому, столько места он уделяет своей бабушке в книжке про «Поедание животных» и в своих интервью) выступает еще тем коллекционером...

Совершенно блевотная история про отсохшую дедулину руку. Это называется «волшебный реализм»? (В одной из статей Фоера причисляют к 15 наиболее переоцененным современным американским авторам, добавляя, что произведение – «безобидная многокультурность для вечно скучающих», и что «нет более претенциозного романа в жанре «волшебного реализма»). Сдуру прочла про вдовицу с ватой в трусах и со всеми сопутствующими недержанию запахами... такое бывает, когда видишь какую-то пакость и не в силах отвести взгляд, будучи не вполне уверен, что это именно то, что ты думаешь. Чуть не стошнило... Впечатление, будто ни с того ни с сего тебя затолкали в какой-то паноптикум полюбоваться бородатой женщиной или безруким – ах, да – сухоруким мальчиком, который умеет ублажать старух. После этого читала с опаской – многое пролистывала, поскольку у молодого автора много «про это». Заманивает читателей или столь странно фантазирует? Если учесть, что фантазирует автор о собственных предках, в частности, о любимом дедушке, - становится уж совсем не по себе.

Кроме основной сюжетной линии – собственно, поездки американского еврея на родину предков в поисках сведений о жизни деда в годы Второй мировой, - есть еще две или больше. Поленилась вникать.

Безусловно, пишет Фоер умело. Я насобирала даже немного цитат из романа. Но писатель и тематика категорически не мои – фольклор, семейные саги, легенды народов мира, натурализм в изображении физиологических отправлений, - увольте.

из книги: «Ты очень смешной, Джонатан». — «Нет. Это последнее, чего бы мне хотелось». — «Почему? Быть смешным — великая вещь». — «Нет, не великая». — «Это почему?» — «Раньше я считал, что юмор — это единственный способ по достоинству оценить красоту и ужас мира, воспеть жизнь во всем ее многообразии. Ты понимаешь, что я имею в виду?» — «Да, конечно». — «А теперь я считаю, что все наоборот. Юмор — это способ укрыться от ужаса и красоты».

Красиво изложено. Вот только юмора в романе немного. Уж не знаю, чьи тут влияния – Рабле, Маркес, Павич, еврейский фольклор... Только не очень смешно. Рукоприкладство папаши, коленопреклоненность перед великой американской культурой, мордобои, повальная похоть... Мне было гадко, а не смешно. Своеобразное чувство юмора у писателя...

После фильма вывернутая речь книжного Алекса воспринимается с таким трудом, что не остается сил замечать смешное, не говоря уже о том, чтобы смеяться. Однако, позитив: образ Алекса в романе «подан в развитии», заметно эволюционирует – правда, чересчур заметно, как и шов-переход от хохота к возвышенной трагедии в киноверсии Шрайбера.

А как Фоер изобразил в книге несчастную сучку Джуниор-Джуниор! Это же надо так ненавидеть животных, - думала бы я, если бы не знала, что он автор «Поедания животных».

В общем, книга не понравилась. Начиная с чересчур затейливой композиции (письма украинского Алекса и его исковерканный язык, который, может, и смешил бы, если бы так не утомлял необходимостью продраться сквозь всю эту словесную шелупонь к смыслу; главы об историческом фольклорном прошлом еврейского местечка-штетла; плюс собственно история поездки Фоера по Украине – экое месиво) и описаний всяческих мерзостей, заканчивая, мягко говоря, неточностями исторического характера.

из книги: "Сообразительность вмиг бы все погубила. Ей нужен был кто-то, по кому можно было скучать, кого можно было трогать, с кем можно было говорить и вести себя, как дитя. Для этого он подходил идеально". 

**
«По вечерам, когда я оставался на ночь, мы с бабушкой выкрикивали слова с ее заднего крыльца. Вот что я помню. Мы выкрикивали самые длинные слова, какие только могли припомнить. Фантасмагория! — выкрикивал я». Он засмеялся. «Это слово я помню. Потом она выкрикивала какое-нибудь слово на идиш, которое я не понимал. Потом я выкрикивал: Допотопный!» Он выкрикнул это слово на всю улицу, что могло бы послужить причиной смущения, но только на улице никого не было. «А потом я смотрел, как вздуваются вены на ее шее, пока она выкрикивает новое слово на идиш. Наверное, мы оба были тайно влюблены в слова». — «И оба были тайно влюблены друг в друга». Он снова засмеялся. «Что за слова она выкрикивала?» — «Я не знаю. Никогда не знал их значения. Но они до сих пор у меня в ушах». Он выкрикнул какое-то слово на идиш на всю улицу. «Почему ты не спросил у нее, что означают эти слова?» — «Я боялся». — «Чего ты боялся?» — «Не знаю. Всего боялся. Я знал, что мне не следует спрашивать, и не спросил». — «Возможно, она жаждала, чтобы ты спросил». — «Нет». — «Возможно, ей нужно было, чтобы ты спросил, потому что без вопроса у нее не было повода тебе рассказать». — «Нет». — «Возможно, она кричала: Спроси же! Спроси меня, о чем я кричу!»

**
КАРТА МИРА, 1791, — было помечено на ней. Хотя формы материков выглядели незначительно измененными, мир был похож на тот, каким мы его знаем сегодня. «Это вещь высшей пробы», — сказал я. Такая карта стоит много сотен, а если повезет, то и тысяч долларов. Но что важнее, в ней сохранилась память о временах, когда наша планета еще не стала маленькой. Я подумал, что когда эта карта была изготовлена, можно было всю жизнь прожить в одном месте, не подозревая, что существуют другие.

**
"Она показалась ему намного старше по сравнению с тем, какой была три года назад в театре, и это заставило его задуматься, кто из них на самом деле изменился: он или она".

Отдаю должное – пишет Фоер умело и вдохновенно. Но о чём пишет... Помимо пакостной физиологии, в романе «фраппирует» и многое другое.

из книги: "По правде, меня фраппировало, что у героя не было каких-либо правовых тяжб и трений с охранниками на границе. У них есть сомнительная привычка брать вещи без спроса у людей в поезде. Однажды Отец ехал в Прагу горбатить для Туров Наследия, и, пока он был на покое, охранники удалили из его чемодана много вещей высшей пробы, что ужасно, потому что много вещей высшей пробы у него нет".

Из всех привычных стереотипов (в фильме они обыгрываются как-то легче и с большим юмором) – воры, оборванцы, английским не владеют, жрут мясо, ненавидят жидов, - «фраппирует» упоминание украинцев в качестве мучителей евреев, которые якобы даже фашистам рады были – всё лучше, чем украинские душегубы.

«Два года назад бабушка отдала ее [фотографию] маме и сказала, что это та самая семья, которая спасла моего дедушку от нацистов». — «Почему только два года назад?» — «Что ты имеешь в виду?» — «Что в ней стало по-новому, что она отдала ее твоей маме?» — «А-а, понимаю, о чем ты спрашиваешь. У нее были свои причины». — «Какие это причины?» — «Я не знаю». — «Ты осведомился у нее про надпись на обороте?» — «Нет. Мы ни о чем таком спрашивать ее не могли». — «Почему нет?» — «Она хранила эту фотографию пятьдесят лет. Если б она хотела что-то нам о ней рассказать, она бы рассказала». — «Теперь я понимаю». — «Я ей даже о своей поездке в Украину не мог сообщить. Она думает, что я по-прежнему в Праге». — «Почему так?» — «У нее об Украине нехорошие воспоминания. Ее штетл, Колки, всего в нескольких километрах от Трахимброда. Я полагаю, мы его тоже навестим. Но вся ее семья была убита, целиком — мать, отец, сестры, бабушка с дедушкой». — «Ее спас украинец?» — «Нет, она бежала еще до войны. Она была молода и ушла из семьи». - «Меня удивляет, что никто не спас ее семью», — сказал я. «Ничего удивительного. В то время украинцы к евреям относились ужасно. Едва ли не хуже нацистов. Это был другой мир. В начале войны многие евреи хотели идти к нацистам, чтобы те защитили их от украинцев». — «Это неправда». — «Правда». — «Не могу поверить в то, что ты говоришь». — «Загляни в книги по истории». — «Книги по истории такого не сообщают». — «Но что же делать, если так было. Украинцы славились ужасным отношением к евреям. И поляки тоже. Слушай, я не хочу тебя обидеть. К тебе это вообще не относится. Мы говорим про пятьдесят лет назад». — «Я думаю, что ты ошибаешься», — сообщил я герою.

Согласна с автором статьи – голливуд (плюс книга-бестселлер) с легкостью создаёт стереотипы... И подобное искажение фактов чревато поселением извращенных мифов в американских (и не только) головах.

И в финале книги, по иронии: "Попробуй жить так, чтобы ты мог всегда сказать правду".

Monday, March 21, 2011

просто так: обо всем и ни о чем / (dubaian) trivia

Понятие «весна» в Эмиратах – чисто календарное, надо же хоть как-то сортировать местные вялотекущие одинаковые дни.
На улице посвежело. Море чуть потеплело и можно, наконец, не опасаясь судорог, немного поплавать. Жаль, что в бассейне у дома не морская вода.

На море в (поза?)прошлую субботу какой-то кайтер разбил голову о камни – вызвали скорую, которая своей сиреной собрала досужих ротозеев со всех окрестностей. Голову забинтовали.

Из какого-то недавно смотренного фильма: «Если любовь не проходит – это больше, чем любовь».

Глядя на конечности дам, напоминающие незагорелостью и эпиляцией шкурку на трупиках ощипанных кур, вспоминаю сто лет назад где-то читанное про «золотистый пушок, покрывавший летом её загорелые руки и ноги» - от этой фразы веяло солнцем и отлакированным морской водой телом. А теперешняя мода предписывающая дамское бритьё сделала эту фразу архаизмом. Конечно – не дай бог не побрить; как в той рекламе - шелковые платки в поросли застревать будут.

На соседнем балконе голубь – смеющаяся голубка – устроила гнездо в цветочном горшке.


По пути из магазинчика на углу видела пару котеек – экспатские, вышли из дворика на первом этаже. Тот, что покрупнее, оказался немилосердно обрит – зачем? Еще вроде не настолько жарко... Вид у бритого кота жутковатый – рожица и лапы оставлены шерстяными, торс голо-складчатый.

Наконец-то сфотографировала объявление у входа в Спинниз – эти «голые огни» неизменно вызывают улыбку.

Friday, March 18, 2011

Стихийное бедствие в Японии: выживший пёс охраняет раненого друга/Japan Earthquake Video: Dog Survivor Protects Injured Friend

Снимая репортаж о последствиях стихийного бедствия в прошлую пятницу, среди развалин города журналисты нашли грязного беспризорного спаниеля. Пёс привел репортеров к собаке, которая была ранена и не могла встать. Верный друг-спаниель сидел рядом с раненой собакой и ждал помощи людей.

статья и видео

Wednesday, March 16, 2011

«Вечная философия» Олдоса Хаксли/The Perennial Philosophy, Aldous Huxley

Недавно дочитала эту книгу (оригинал: The Perennial Philosophy: An Interpretation of the Great Mystics, East and West). Многие вещи показались довольно банальными и очевидными. Но в целом книга понравилась – концентрированная мысль, выраженная обычным для Хаксли простым и внятным слогом. Полезная подборка цитат на религиозно-философские и общечеловеческие темы. Неутешительные прогнозы Хаксли (книга написана в 1944-1945 гг.) подтвердились, а во многом действительность оказалась еще печальнее, чем предположения писателя.

Tuesday, March 15, 2011

Г. Чхартишвили о шаткости японского мира/Grigory Chkhartishvili on Japan

...Я тут два дня писал письма в Японию и ждал ответов. У моих японских друзей и знакомых, слава богу, всё в порядке. Никто из них не живет на северо-восточной окраине страны, где находится эпицентр несчастья. Столичные жители ничего кроме временных неудобств не испытали. Например, один мой друг написал, что они с женой поехали на машине забирать ребенка после школы (транспорт ведь не работал) и вернулись домой лишь утром, проведя в пробках 11 часов. А еще в мейле говорилось (мой друг – литератор, мы иначе не умеем), что случившееся – лишнее напоминание о шаткости бытия, в самом буквальном смысле.

Я думаю, что японцы шаткость экзистенции ощущают гораздо острее других наций. В этом, возможно, и заключается стержень японскости. Люди, выросшие в нормальных странах, в большей степени наделены инстинктивным ощущением незыблемости бытия. Потому что, в конце концов, под ногами - земная твердь, уж она-то, матушка, не выдаст. Если же земля не мать, а мачеха, то и всё остальное становится каким-то зыбким, ненадежным.

Другая вроде бы очевидная незыблемость: свое «я». Это центр, вокруг которого вращается вселенная. Всё остальное может мне мерещиться, но уж «я»-то сам безусловно существую, даже чокнутые солипсисты в этом не сомневаются.

Японский язык единственный из мне известных, где местоимение «я» является плавающим. В зависимости от возраста, пола, общественного положения, воспитания, самоощущения человек может использовать по меньшей мере пять разных «я» (а когда-то их было чуть ли не семнадцать). В одной ситуации человек говорит про себя «ватаси», в другой «ватакуси», в третьей «боку» - и так далее. Думаю, эта флуктуация эпицентра сознания как-то связана с ненадежностью точки опоры.

Как же шаток японский мир, если и земля, и человеческое эго в нем фиксированы лишь условно.
Но я думаю, что нет ничего прочнее системы, учитывающей шаткость как основной закон бытия.

весь текст в ЖЖ

Monday, March 14, 2011

стоматология по-дубайски/ dental clinic in Dubai

В одном из ранних рассказов молодая Екатерина Маркова писала:

«Я всегда знала, что человек должен совершать поступки. ...Когда становилось кисло и маетно, я записывалась на прием к зубному врачу. Это было самое жестокое испытание для меня, самое тяжкое преодоление. Зато как было хорошо потом. Я делала усилие над собой, я совершала поступок, и моя хандра улетучивалась вслед за финально взвизгнувшим звуком бормашины».
«Мяч»
Это я очень запомнила - собрат (ж. р.?) по несчастью.
Зубная тема стала (еще одной) точкой соприкосновения и с уважаемым Г. Ш. Чхартишвили (Я и всегда-то относился к стоматологии с содроганием...)

Родственные души, трепещущие стоматологов... Мои встречи с последними начались давно, в детстве, когда в обычной советской клинике существовала угроза попасть на растерзание студентам-зубникам (после одной жизнерадостной практикантки, поупражнявшейся над нежно-возрастной мною, зуб вскоре пришлось удалять), лечение проходило без анестезии, а вращающиеся элементы бор-машин соединялись чуть ли не резинкой от трусов.
Опыт общения с советской стоматологией не прошел даром: до сих пор морально готовлюсь к контрольно-проверочному визиту за месяц-два, вижу во сне себя в персональном аду – кабинет с визжащими бормашинами рядом с уходящими в перспективу креслами, а также грежу о вставной челюсти, которую можно было бы бесхлопотно промывать и класть «в стаканчик и на полочку». Хотя давно уже появилась и благословенная анестезия, и пломбы, способные выстоять хотя бы несколько лет.

Намедни, обнаружив у себя зарождение кариеса, усовестилась: на родине исправно посещая стоматологов для проверки раз в полгода, после переезда в Эмираты у зубника не была ни разу. Почти два года без проверок – для меня много. С привычной дотошностью провела большую исследовательскую работу на предмет выбора клиники: опросила знакомых, пошарила в интернете. Оказалось, что при устрашающем (из)обилии клиник (на каждом углу, особенно на Джумейре), найти что-то стóящее непросто. Тем более с моей придирчивостью, обусловленной 30-летним опытом в области стоматологии. То какие-то сомнительные малоизвестные кабинеты; то, наоборот, сулят голливудскую улыбку "со стразиками" и пересадку подъязычной мякоти на дёсны.

В итоге большинством голосов победила Nicholas энд Asp, которую посещают 4 из 6 опрошенных лично: «дороговато, но врачи клёвые».

И что оказалось? «Клёвая» клиника ничем не отличается от родимой Фенестры, которую я посещала, живя в Киеве. Разве что, по определению, тут побольше понтов; в процессе лечения на тебя напяливают очки (если бы еще и нос чем-то прикрывали...), да еще грустные рыбки в тесных аквариумах, перед которыми надолго застывают заторможенные уборщики. А по сути дела, всё скромненько. Инструмент – как в родных больницах начала 2000-х; экран компьютера с выводимыми на него данными про мою многострадальную челюстную область – не перед пациентом-врачом, как принято, а зачем-то задвинут чуть ли не в угол. Описывая состояние твоих зубов, врач отъезжает на стуле куда-то вдаль, а тебе нужно вывернуть шею на 180 градусов, чтобы следить за захватывающим рассказом. Больше всего удивило, что врач не заметил мой начинающийся кариес (с которым, собственно, я в клинику и пожаловала)! – Да уот зе, у десны! – А! Это! Там почти ничего нет, на экране (!) не видно.
Я виновато потупилась – в следующий раз обязательно дождусь дупла поконкретнее!
И думаю теперь: может, на экране еще каких изъянов не было видно – и я пропустила, и удивительный врач...

Помимо этого, коробили разные мелочи... Слишком много дежурных улыбок и рукопожатий – наверняка последствия какого-нибудь тренинга по установлению доверительных отношений врач-пациент... Невозмутимая филипинка-ассистентка так тщательно протерла кресло после предыдущего пациента (что они с ним делали?), - оно оставалось освежающе мокрым, когда меня приветливо пригласили садиться... Развесёлый доктор налепил мне пломбировочного материалу так щедро, что пришлось через пару дней ехать – снимать излишки (хотя я сразу просила: пилите, Шура, мешает. Но дантист замахал на меня руками: анестезия, ничего не чувствуешь, что там может мешать!)... Вопреки выработанной в Киеве привычке, ассистентка не предложила салфеток – хорошо, что я экипировалась своими. Странно: какое отношение к качеству стомат-услуг имеет «обилие журналов в приемной» (этот бонус настойчиво подчеркивают местные дент-сайты)?! Зачем мне журналы-в-приёмной, когда на приёме в кабинете нечем вытереть слюни и подспудно изрыгаемые бормашиной жидкости?

Выводы неутешительны: не дай Бог придет пора лечить что-то серьезное – в Киев, что ли, ехать? Там и качественнее, и дешевле.

euronews poll on Dalai Lama's political retirement


source

Sunday, March 13, 2011

землетрясение и цунами в Японии/Japan: major earthquake and tsunamis

Метеорологическое управление Японии сообщает, что магнитуда мощного землетрясения, которое в пятницу поразило тихоокеанское побережье северо-восточной Японии, составила 9,0 баллов.
Более 10 000 человек пропали без вести на северо-востоке страны.

Friday, March 11, 2011

всё, дождя не будет / rain in Dubai - too good to be true

Припекает. Днём уже +35 Цельсия, а то и побольше. В городе духота. Кондиционеры в доме включены круглые сутки. На балкон носа не высунешь. Желтопопые бюльбюли уже (не рановато ли?) поразевали клювы а-ля собаки в жару.
А ведь это пока еще – «комфортный» сезон.

Дождь этой зимой (в отличие от прошлой) не баловал. Вот этот заявленный в новостях до нашего района города не дотянул. Так что был всего один (!!) дождливый день. Всё.
До следующей "зимы" на свежесть не надеяться.

Thursday, March 10, 2011

тонны погибшей рыбы - "нормальное явление" /Millions of sardines die in Californian marina

Калифорнийские власти спешно очищают южную бухту от тонн мёртвых сардин, упреждая гниение и гибель оставшихся в воде морских животных.

Подобные меры пришлось применять после того, как огромный косяк сардин, «прячась от хищников, или просто заблудившись у волнореза, использовал весь кислород и задохнулся», как объясняют случившееся местные власти.

В некоторых местах бухты слой мёртвой рыбы составляет около двух футов.

Местный департамент рыбнадзора утверждает, что трупы рыб проверили в лаборатории и единственная причина гибели – рыбы заблудились (!!) и задохнулись. В застойных водах бухты очень низкий уровень кислорода.

Власти также уверены, что это "нормальное, хоть и нечастое явление".

по материалам

Tuesday, March 08, 2011

Esquire (№64) печатает инструкцию для египетских демонстрантов

Что нужно сделать, чтобы вынудить руководство своей страны уйти в отставку? Esquire печатает инструкцию для египетских демонстрантов, которая появилась в интернете незадолго до того, как Хосни Мубарака заставили покинуть свой пост.

Тактические цели гражданского сопротивления
1.  Захват важных зданий — символов государственной власти.
2. Попытка привлечь в ряды народа служащих полиции и армии.
3. Защита братьев и сестер революционеров.

Необходимая одежда и инструменты
- Ветровка, куртка с капюшоном. Это поможет защитить лицо от слезоточивого газа.
- Платок для защиты рта и легких от слезоточивого газа.
- Цветок, который поможет нам выполнить нашу задачу и выйти на совершенно мирные демонстрации.
- Удобная обувь, которая позволит бегать и быстро двигаться.
- Плотные перчатки, которые позволят защитить руки от жара зарядов со слезоточивым газом.
- Крышка от кастрюли — ее можно использовать как щит при побоях палками и дубинками, а также для отражения резиновых пуль.

Другие средства
- Аптечка.
- Питьевая вода.
- Лимон. Если жевать его при поражении слезоточивым газом, то он, как и уксус, снижает его эффективность.
- Кока-кола. Некоторые дорогие друзья в Тунисе советуют умываться кока-колой для защиты от слезоточивого газа — эта жидкость действует эффективно и незамедлительно, как они утверждают.

Коллективная тактика
- После пятничной молитвы выходить на улицы организованными рядами с розами и другими цветами в руках. Без лозунгов и выкриков продвигаемся организованными рядами (подобно рядам во время молитвы) и продолжаем движение, пока не достигнем цели (главного правительственного здания вашего района).

статья полностью
Esquire #64

Thursday, March 03, 2011

Г. Чхартишвили. Японец: натура и культура/Chkhartishvili on Japan's nature & culture

UPD: (совпадение) а в Японии сегодня Хина Мацури - праздник кукол и/или девочек.

Она взирает на мир из-за невидимого, но труднопреодолимого барьера. Барьер этот фортифицирован головоломным языком и пугающей письменностью. Япония среди великих стран - Великий Немой. Ее культурное общение с внешней средой происходит в основном на языке жестов и символов - изобразительного искусства, икебаны, спорта, архитектуры, моды, скуднотекстового кино.
Зато она чутко прислушивается ко всему, что происходит в мире, и через уникальную мембрану своей гипервосприимчивости вбирает все, что кажется ей полезным или занятным, не отдавая во внешний мир почти ничего своего. Непонятость - причина перманентной обиды Японца на Большую землю, и кольчуга, расставаться с которой ему не хочется. Вот почему иностранец, слишком хорошо знающий язык и обычаи аборигенов, вызывает у них не привычное в таких случаях умиление, а настороженность.

Всякий, читавший "Сегуна" и смотревший "Восходящее солнце", знает, что Японец скрытен, коварен, жесток, непредсказуем и фантастически шустер. На самом деле все ровным счетом наоборот: классическому Японцу скорее свойственны бесхитростность, чувствительность (слезы не возбраняются даже суровому самураю), почти экзотическая честность, абсолютная предсказуемость (Японец всегда играет только по правилам, он - истинный маньяк пресловутой fair play) и, скажем прямо, некоторая заторможенность.

Нынешние двадцатилетние очень мало похожи на отцов и совсем не похожи на дедов. Молодое поколение так потрясло воображение японского общества, что заслужило особое прозвище - Синдзинруй, Новое Человечество.
Синдзинруй отличается раскованностью, приличным знанием иностранных языков, легким отношением к вопросам семьи и брака, нежеланием надрываться на работе и вдумчивым отношением к досугу, который является главным жизненным интересом нового Японца. Побывав в Японии после трехлетнего (всего лишь) перерыва, я был сражен тем, что молодые токийцы - о ужас! - стали переходить улицу на красный свет, что раньше было совершенно немыслимо.

Но Японец умудрился преобразиться и чисто физиологически. За какие-то три десятилетия существенно изменились некоторые основные антропометрические характеристики нации. Средний японец стал на двадцать килограммов тяжелей, на двадцать лет долгожительней и на двадцать сантиметров выше. Не так давно, еще в конце семидесятых, автор этих заметок при своем вполне среднем росте возвышался над японской толпой почти что Гулливером, теперь же я теряюсь в ней так же, как в московской. У Японца вытянулись руки и ноги, чем и объясняются неожиданные успехи японских футболистов, теннисистов, гимнастов и балерин. Помните, Маяковский писал: "Если мы как лошади, то они как пони?" Так вот, забудьте. Завтра мы рядом с японцами будем как пони.

…у японцев начинают "размываться" монголоидные черты.
Это отдающее мракобесием наблюдение подтверждается и антропологами, которые объясняют подобное чудо революцией в рационе питания и образе жизни. Оказывается, у Японца заметно трансформируется строение черепа: удлиняется нос, заостряется подбородок, вытягивается лицо - в общем, настоящий триумф лысенковщины.

Космополитизируясь, японец приобретает новые, прежде не свойственные ему черты, но при этом умудряется не утрачивать своей национальной неповторимости, то есть в полной мере сохраняет японскость. На этом, в частности, стоит вся японская культура, в которой при постоянном возникновении новых течений, школ, направлений бережно сохраняется все старое и, казалось бы, отжившее.

Япония, как Илья Муромец, долго сидела на печи, два с половиной столетия полностью изолированная от мира, и, видимо, накопила бешенную дозу мутационной активности. Сто сорок лет назад Иван Гончаров писал, что японец вял, ленив, нелюбопытен и вообще "неинтересен". Вряд ли писатель был до такой степени ненаблюдателен - просто Японец с тех пор слишком уж преобразился.

Сегодняшний Японец живет дольше всех на свете, но от прочих подвидов homo sapiens его отличают особо доверительные, можно сказать, дрозофильные отношения с небытием.

Небоязнь смерти - еще один краеугольный камень японской культуры, еще одно объяснение редкостного таланта японца к мутагенезу. Смерть все время находится в поле зрения Японца, является постоянным атрибутом его экзистенциального интерьера, при этом ничуть не нарушая душевный уют. Отсюда лояльное, не осуждающее отношение к самоубийству.

А недавно я перелистывал стопку тетрадок с сочинениями японских четвероклассников на тему "Мое будущее". Там были нормальные детские мечтания: стану олимпийским чемпионом, получу Нобелевскую премию, никогда не женюсь и так далее, но каждое сочинение без единого исключения кончалось описанием собственной смерти. Десятилетние японцы излагали свои чаяния по этому печальному поводу безо всякой дрожи: наивно - "Буду убит во время зарубежного государственного визита"; романтично - "Совершу двойное самоубийство с любимым человеком"; неординарно - "Умру в 88 лет, поняв, что мне все равно не пережить родителей". Дети наглядно проиллюстрировали японскую рецептуру жизни: memento mori без трагического заламывания рук и возведения очей горе.

Не скрою, люблю японцев (вполне понимая всю политическую некорректность подобного заявления).
По-моему, они - интереснейшая нация на свете.
По-моему, их пример вселяет оптимизм и, стыдно вымолвить, веру в человечество.
По-моему, они демонстрируют всем нам, что человек может учиться на ошибках и
изменяться к лучшему.

статья полностью: Чхартишвили Г. Японец: натура и культура

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...