Wednesday, December 27, 2006

Esquire №17 декабрь 2006

**
Помню, как вышло из обихода слово «порядочность», а слово «принципиальность» стало ругательством.
Екатерина Деготь, «Некритическая масса»

**
Гор Видал:
... Образование — в первую очередь. В этом я видел главную заслугу коммунистического режима. В наших школах дети учились читать по идиотским учебникам. Они и сейчас в ходу. «Это Джейн. Это Джон. Посмотри на Джейн и на Джона. Джейн и Джон бегут. О, а вот и Джордж!» В то время как ваши дети в этом же возрасте уже читали Чехова. С этого все начинается. Исключительность ненавистна в Америке, потому что мы живем в условиях ложной демократии. Мы никакая не демократия, как вы, возможно, заметили. Мы типичная олигархия. И к тому же вполне безнравственная. Это не всегда было так. Но олигархи в интересах ложной демократии обожают повторять, что мы все одинаковые. То, что вы чувствуете, так же важно, как то, что я чувствую. Нас уравнивают по чувствам. Не по мозгам, не по мыслям, не по знаниям — об этом они молчат. Только по чувствам. И что получается? Вот вам история, которая иллюстрирует результат. Британский профессор спрашивает американского студента в Оксфорде: «Чем закончилась война между Алой и Белой розой?» Тот начинает: «Я думаю…» — «Минуточку. Меня не интересует, что вы думаете. Ответьте на поставленный вопрос». — «Мне кажется…» — «Мне нет никакого дела до того, что вам кажется. Чем закончилась Война роз?» — «По-моему…» — «Свое мнение можете оставить при себе». Тогда студент кипятится: «Да что вы от меня хотите?» И профессор говорит: «Я хочу знать, что вы знаете». Для американцев эта концепция непостижима. Они считают знания абстракцией, а оценки получают за чувства.

У Буша это только поза. Он слишком глуп, чтобы верить в бога. Хотя у бога находят пристанище идиоты и похлеще. Он знает, что ему нужны голоса избирателей. Он знает, что на юге Штатов есть голоса люмпенов и что у люмпенов крайне правые взгляды. Они ненавидят черных, ненавидят евреев, ненавидят голубых, они вообще всех ненавидят. И он окучивает этих людей, долдоня про семейные ценности. Но даже они не смогли принести ему победы. Он оба раза проиграл президентские выборы — сначала Гору, потом Керри. Но благодаря махинациям с компьютеризованными машинами для голосования и коррупции во Флориде и Огайо, его дважды провозгласили победителем.

Назовите мне врага. Терроризм? Это всё равно, что воевать с перхотью.

...Все эти разноцветные уровни опасности и потрошение сумок в аэропортах – все ради одного: держать народ в страхе. Запуганными легче управлять. Сталин кое-что в этом деле смыслил. Гитлер понимал, как никто. И наши нынешние правители в этом поднаторели.

Скоро бензин будут раздавать бесплатно вместе с букетами цветов – лишь бы люди голосовали как надо.

Наши политики все время забывают об одном из главных законов физике: причина рождает следствие. Они тычут пальцем в следствие и говорят: «Вот, вот, смотрите!» - искренне полагая, что никому не придет в голову искать следствие.

...мы великие имиджмейкеры и из любого сделаем улучшенную версию.

Разговор с Гором Видалом (записал Василий Арканов)

**
Пол Морли: меня поражает, что через 25-30 лет после создания музыки, имевшей такое значение для людей, выражавшей то, во что они верили, теперь она должна помогать продажам.
[...]
Энтони: Люди ушли внутрь себя. Они чувствуют себя отчужденными от мира и, чтобы как-то выжить, еще глубже забиваются в собственную вселенную. Гораздо меньше людей ведут такой диалог с миром, какой пытались вести панки.

Ник Кейв: Для меня музыка - прежде всего эгоистическое занятие. Мне надо заниматься этим регулярно, иначе я слечу с катушек. А что касается моих дисков и всего, что с ними связано... я не имею над этим ровно никакого контроля, и мне это не интересно. Это просто акт выживания. Войти в студию и испытать чувство, от которого ты впадаешь в настоящую зависимость, когда что-то происходит с химией твоего тела. А остальное не имеет значения. Вот для чего, по моим понятиям, нужна музыка... Ее использование в рекламе мне кажется циничной изменой этому почти религиозному переживанию.

Еще кое-что хочу сказать о музыке, которую по-настоящему люблю... Когда я был подростком, особых сведений о музыке не было. Ты покупал пластинку в конверте, очень мало зная о группе, ставил ее, смотрел на обложку - и эти люди были для тебя героями. Интернет лишает нас этого. Мистика уходит. Может быть, это хорошо, но я не хочу знать всего. Я хочу, чтобы до тех, кем я восхищаюсь, было трудно дотянуться. Слушаешь запись, думаешь: «Здорово», - а потом прочтешь пятнадцать интервью, и...

статья "Ноты протеста" - музыканты о профанации музыки

**
Люди с телевидения... никогда не будут ради собственного удовольствия смотреть то, что сами производят. Режиссеры, операторы, сценаристы, корреспонденты – все в один голос это говорят. Телевизионные профессионалы, они потребляют исключительно принятую в их кругу хорошую литературу и смотрят только хорошее кино. То есть получается, что есть кто-то другой, для кого можно производить дрянь. А есть мы, которые совсем другое потребляем.

Телевизионщики обычно на это отвечают: не нравится телевизор — выключи. Но как выключить, если в провинции телевизор — это едва ли не единственный доступный способ развлечения и единственный способ получить информацию из большого мира? Мы (аналитический центр Юрия Левады. — Esquire) ежемесячно делаем опросы. 90 процентов населения смотрят телевидение каждый день по 3-4 часа, а по выходным по 4-5 часов. То есть практически все свободное время. При этом совершенно не значит, что смотрят с восхищением, — напротив, смотрят скорее с неудовольствием, недоверием, и постоянно брюзжат по поводу увиденного. Кстати, этот модус очень интересен: не нравится — но смотрю, не доверяю выборам — но участвую в них (чтобы хуже не было), не нравится страна — но живу (и не позволяю другим ее критиковать). Это модус жизни людей, которые не до конца управляют собственной жизнью, а может, и вообще не управляют. При этом объединяет людей отрицание.

Представьте ситуацию: он, она придет на работу, а там кто-то скажет: «Матвеевна, а ты вчера 23-ю серию смотрела?» Если скажет «нет», то сразу окажется чужой. При этом нужно понимать, что есть общества, где существует презумпция того, что другой человек — он не чужой. В парижском, лондонском метро тебя не расталкивают злобно локтями, а наоборот: помогут выйти или войти, если ты замешкался. У нас же в обществе изначальная установка: все чужие. И требуется очень большое время, чтобы стать своим.

Вот это очень важно: насыщенность жизни как компенсация за то, чем ты вынужден заниматься. Важнейший для меня признак современного времени – дикая трудоголия, доведение себя до состояния полного исступления и сумасшествия на работе. Это делается для того, чтобы сохранить вот это ощущение: в жизни всё кипит.

Власть, этот наш небосвод, занята сейчас успокаиванием: все в порядке, Россия — нормальная страна. У нас стабильность, России наконец-то возвращено место в большом мире, мы входим в «Большую восьмерку». И у средств массовой информации сегодня такие же задачи: они занимаются умиротворением, уверяют, будто все в порядке. Отсюда и юмористические передачи, эстрада, Петросян. Вернулось слово, которое, я думал, навсегда ушло из масс-медиа: позитив. Надо давать позитив, говорят.

Это очень распространенная ситуация. Вот мы с вами открываем издательство и планируем так: издадим пять бестселлеров, которые продадутся хорошим тиражом, а потом на эти деньги начнем издавать любимых авторов. Но есть железный закон: тактический курс на понижение всегда становится стратегическим курсом. ... "Помнишь, мы же договорились на один только сезон издавать дерьмо?" - "Да подожди, давай еще денег заработаем". И пошло. Социальные отношения необратимы.

Борис Дубин, социолог// "Выгребной канал"

**
И если меня обвинят в каком-нибудь серьезном преступлении, я точно знаю, какой суд я выберу. Если я буду знать, что виновен, я найму самого болтливого адвоката и отправлюсь в суд присяжных. Чем более предвзятыми, капризными и невежественным будут члены коллегии, тем лучше. Но если я невиновен, а идеальное множество независимых друг от друга экспертов по-прежнему недостижимо, - очень вас прошу, отведите меня к судье.

из статьи профессора оксфордского университета Ричарда Докинза

**
...до самого последнего времени русских всегда можно было за километр различить в толпе любого европейского города. Жуткое наследие недавнего прошлого, когда любой иностранец отличался от советского туземца настолько, что казался чуть ли не представителем внеземной цивилизации, это проклятие кажется мне одним из самых неприятных пережитков социализма с человеческим лицом пригородного гопника. Вы сразу же и безошибочно определяете национальную принадлежность этих нелепых стрижек, этих неуверенных и нагловатых лиц, всегда торчащих ушей, костистых, слегка развинченных фигур, походок с ленцой, преувеличенно сибаритских жестов, одежды, либо до нелепого бесформенной, либо по-армейски нарядной.
Потом они начинают говорить, и вам тут же становится стыдно за ваш общий язык.

«Бабло побеждает зло!» - утверждают новые идеологи, забывая о том, что нищий с деньгами куда противнее нищего без денег и что только очень и очень большое бабло способно победить сравнительно незначительное зло. Стоит заглянуть на страницу новостей - и начинает казаться, что борьба косметики и политики в одной отдельно взятой стране не может не закончиться всеобщей дегенеративностью.
Сергей Болмат. Новый новый русский

**
"Меня раздражают стереотипы относительно «русской духовности», «самой читающей нации в мире» и «чрезвычайно красивых девушек». Уверяю вас, что, скажем, в Стокгольме не меньше красивых девушек, но в отличие от наших красавиц, они не оценивают взглядом ваши часы и автомобиль, а смотрят на ваши глаза и руки.
Петр Фадеев

**
...Мой отец ушел на фронт в 17 лет и вернулся весь израненный. Он не любил игровое военное кино. Человек, видевший войну, не будет потом воспроизводить ее на экране. Ничего красивого в ней нет. Танк горит некрасиво, человек, в которого попадает пуля, кричит совсем не то, что кричат в русском кино – даже и у самых борзых молодых режиссеров.

...Женщины – феноменальны. У них есть какая-то удивительная способность видеть всё со стороны. Мне не приходилось встречать женщин с какой-то затекшестью в голове, с тупыми мозгами. У мужчин – сплошь и рядом. Даже жизнь не делает их мудрыми.
Александр Сокуров. Правила жизни.

**
еще из занимательного (отсканировала я):

Маститые писатели и искушенные режиссеры рассказывают о непрочитанных или недочитанных ими книгах.

Павел Лунгин: Несомненно таких много. Вот, например, «Капитал»: никогда не читал и читать не буду.

Кирилл Серебренников: Не читал «Новь» Тургенева: просто не пришло в голову. Вообще все книги обычно дочитываю и особой ненависти ни к одной нет.

Даниил Гранин: Не дочитал «Обломова» - как еще в школе прочел «Сон Илюшечки», так и всё.

Григорий Остер: Вообще проблемы со Львом Николаевичем. «Война и мир» как в школе началась, так с тех пор целиком и не прочел. Прочту иногда четверть - брошу. Потом за конец возьмусь.

Алексей Иванов: «Что делать?» не пытаюсь читать принципиально, потому что это далеко от литературы. Из жалости к Чернышевскому читать не хочется. Это, кстати, единственный роман из школьной программы, который я не прочел.

Алексей Слаповский: Не дочитал «Улисса» Джойса. На середине книги понял, читать ее надо по-английски. Роман невозможно понять вне языка, это вообще проза, написанная поэтическим языком.

Василий Аксенов: «В поисках утраченного времени» Марселя Пруста я много раз брался читать по кускам, закрывал, а потом много позже открывал с совершение другого места. То же самое с «Улиссом» Джойса. Вообще говорят, что «Улисса» нельзя читать, можно только перечитытывать. Его иногда читаю страниц по 10 из разных мест.

Лев Рубинштейн: Я не дочитал «Человек без свойств» Музиля. О нем я долго мечтал, пока он не был переведен на русский язык. А когда роман наконец перевели, мои читательские ресурсы иссякли.

Сергей Гандлевский: Пока не дочитал романный цикл Марселя Пруста, но надеюсь, что руки когда-нибудь дойдут. Бросил на первых же страницах и вряд ли одолев. «Петербург» Андрея Белого: очень принужденно, на мой вкус.

Рустам Хамдамов: Иногда я действительна бросаю книги на половине. Например, я не дочитал «Бесов» Достоевского. Давно это было, сейчас и не помню почему. Наверное, показалось скучно. Еще я не дочитал «Доктора Фаустуса» Томаса Манна и «Отцов и детей» Тургенева.

Владимир Сорокин: Не дочитал «Улисса». Почему? Потому что.

*
Первоначальные названия знаменитых книг:

Автор - Первоначальное название - Окончательное название
Джейн Остин - «Первые впечатления» - «Гордость и предубеждение»
Лев Толстой - «Все хорошо, что хорошо кончается», «Три поры» - «Война и мир»
Овидий - «Метаморфозы в XI книгах» - «Золотой осел»
Адольф Гитлер - «Четыре года борьбы против лжи, глупости и трусости» - «Моя борьба»
Михаил Лермонтов - «Один из героев начала века» - «Герой нашего времени»
Борис Пастернак - «Мальчики и девочки» - «Доктор Живаго»
Артур Конан Дойл - «Запутанный клубок» - «Этюд в багровых тонах»
Льюис Кэрролл - «Приключения Алисы под землей» - «Приключения Алисы в стране чудес»
Ярослав Гашек - «Идиоты на государственной службе» - «Похождения бравого солдата Швейка»
Михаил Булгаков - «Консультант с копытом», «Князь тьмы» - «Мастер и Маргарита»

Friday, December 22, 2006

Компьютер Творца

"Как-то раз, еще совсем девочкой, во время долгой прогулки Аньес спросила отца, верит ли он в Бога. Отец ответил: "Я верю в компьютер Творца". Этот ответ был настолько странным, что девочка запомнила его.
Странным было не только слово "компьютер", но и слово "Творец": дело в том, что отец никогда не говорил "Бог", а всегда только "Творец", словно хотел ограничить значение Бога лишь его инженерной деятельностью. Компьютер Творца. Но может ли человек договориться с компьютером? И посему она спросила отца, молится ли он. Он сказал: "Это все равно как если бы ты молилась Эдисону, когда у тебя перегорит лампочка".
Аньес думает: Творец вложил в компьютер дискету с подробной программой и потом удалился.
Что Бог сотворил мир и потом покинул его на произвол осиротелых людей, что, взывая к Нему, они говорят в пустоту, не получая отклика, - эта мысль не нова. Но одно дело быть покинутым Богом наших предков, и совсем другое, если нас покинул Бог - изобретатель космического компьютера. Вместо него здесь есть программа, которая неуклонно выполняется и в Его отсутствие, причем никто ничего не может в ней изменить. Ввести программу в компьютер вовсе не означает, что будущее запланировано в деталях, что "там, наверху", все расписано. В программе, к примеру, не было установлено, что в 1815 году состоится сражение под Ватерлоо и что французы проиграют его, было лишь дано, что человек по сути своей агрессивен, что война ему уготована и что с техническим прогрессом она будет все более чудовищной. Все остальное, с точки зрения Творца, не имеет никакого значения и есть лишь игра вариаций и видоизменений общей предназначенной программы, которая не является провидческой антиципацией будущего, а указывает лишь пределы возможностей, внутри которых вся сила предоставляется случайности."
Милан Кундера, "Бессмертие"


Интересно, видел ли Кундера фильмы Кесьлёвского? Несомненно, видел...
Компьютер Творца, о котором говорит отец Аньес, очень похож на компьютер и трепетное отношение к нему и к рациональному вообще отца мальчика Павла, в первом фильме «Декалога».

Tuesday, December 19, 2006

"Я в шоке!"

Как-то днём я клацала по каналам ТВ. Наткнулась на прекрасную «Мне нравится, что вы больны не мной...». Песня сопровождала танец Дапкунайте и Жулина в «Звездах на льду». С того времени стала смотреть – в основном, из-за этой пары, поскольку в общем к фигурному катанию отношусь, ммм, скептически (очень люблю эпизод в "Копейке" Дыховичного, про папу и маму, которые любили две вещи - колбасу и фигурное катание; так по-советски), а само шоу - типичная агитка: даёшь развитие советского... тьфу ты - российского спорта!
А всё-таки - чудо, как хороши!

Отрывки из интервью Ингеборги.
- Это все вообще для чего? Для пиара? Артисты же должны напоминать о себе...
- Объясняю. Я это делаю абсолютно для себя. Чемпионы мира со мной - лучшие в мире! Я люблю быть с лучшими в мире, кто бы они ни были: это может быть крановщик, слесарь, фигурист. Лучшие в мире фигуристы учат меня кататься на коньках! Жулин - гений. И Авербух - гений.

- Это для тебя все-таки работа? За это платят деньги?
- Не буду отвечать на этот вопрос. Не хочу про деньги. Я не смотрю на это как на работу (хотя это, конечно, работа). Ты видел, как я играла Орлову?! Это был лучший наш номер! Мы с Жулиным сделали номер из "Веселых ребят": он - Утесов, я - Орлова. А старые песни о главном! Мы выбрали "Мне нравится, что вы больны не мной".

- Советские люди очень любили фигурное катание. И сейчас все смотрят, потому что опять застой.
- Не буду комментировать это. И вообще, я не согласна с тобой. Просто это зимний вид спорта, он в России популярен: у нас же большая зима. Я сама теперь промоутер фигурного катания, потому что это и красиво, и полезно. И очень хорошо мне сказал Башмет: "А когда я увижу тебя в трусах вниз головой?" - "Только на льду!"

- На льду я научилась новому русскому языку. Спортсмены знаешь, как говорят? "Я в шоке". То есть в восторге. Это у них самая большая похвала. Я сказала это по ТВ, когда у меня брали интервью: "Я в шоке". И теперь мне все шлют SMS-ки: "Я в шоке".

Monday, December 18, 2006

TV-trash: Воланд и "фабрики красоты"

Участницы «фабрик красоты» по ТВ напоминают дамочек из представления, устроенного булгаковским Воландом со свитой в варьете. Приходишь, сбрасываешь всё с себя, хватаешь новое-красивое. Только у Булгакова закончилось всё поутру - смешно: дамочки в дырявых панталонах и чулках шлялись по улицам: хвать, а дары-то исчезли.

Так и «фабрики»: жертвы стандартов красоты валяются под наркозами, демонстрируя всему миру не только все свои недостатки, но и себя с «начисто содранной кожей» во время операций – потом, конечно, царицами. Только почему-то никто не упоминает, что профессиональные макияжи - смоются, укладки – развалятся, нарощенные волосья – отвалятся, отсосанные литры жира нарастут (если в «проекте» не участвовать ежегодно хотя бы).
Смешно и грустно.

Thursday, December 14, 2006

Attempted Profundity in a Very Shallow Medium

Здесь нашла восхитительное под-название дневника... По-настоящему поверхностный среднестатистический обыватель так о себе ни за что не скажет!

Первые итоги, или О завидном постоянстве

"Human nature is the fundamental nature and substance of humans, as well as the range of human behavior that is believed to be invariant over long periods of time and across very different cultural contexts."

Я наивно (или попросту глупо) полагала, что с переменой «площадки для игр в эксгибиционизм» (попросту - сервиса, предоставляющего блогговое пространство) изменятся мои читатели. Но нет – видимо, писать о том, что интересно мне - так, чтобы это стало интересно кому-то еще – не умею, получается хреново. Народ приходит поглазеть исключительно на этот дневник, игнорируя более важные для меня – о защите животных, с переводами, цитатник, ради которых всё и затевалось, собственно... То же самое было в ЖЖ; время от времени вскидывалась удивлённо: это только у меня так, или у всех? Что наиболее важное остаётся незамеченным...
А ведь этот, ЛенКин, дневник создан последним и как-то «между прочим»; и здесь я пишу, скорее, «ни о чем».

Еще одна моя глупость – в надежде, что вместе с переменой пространства переменится и human nature читателей / писателей. Эта надежда - просто гомерически смешна!
Здесь такие же люди. Им не интересно читать про мучения животных или про мнение Кундеры о европейском романе. И все, как и я – безудержно графоманят. Хотят говорить.

Наблюдается также явление, раздражавшее меня в ЖЖ невероятно: ты отключаешь возможность комментировать анонимно – отлично! К тебе начинают заглядывать те, у кого журналы только для друзей. Так: кто-то что-то сказал – необязательно обидное, просто вполне естественная реакция - узнать, кому сия мысль принадлежит. А фигушки и широких (нехороших) улыбок: «журнал только для друзей», вход только по пропускам, не влезай – убьёт. Мне почему-то казалось, что при включении некоторых ограничений на комментарии здесь подобного быть не может. А поди ж ты.

Хотя – всё общение в Интернете - такой авантюризм...

Tuesday, December 12, 2006

Необычайно тёплая стала аномально тёплой...

Говорят (ох уж эти неопределенно-личные предложения), что высказывания вроде «раньше трава была зеленее - и пахла иначе» и прочие «а вот раньше» вызваны исключительно возрастным брюзжанием. Но это не всегда верно. Зима, смахивающая на облезлую раннюю весну или неприлично затянувшуюся осень, стала уже притчей во языцех. Народ страдает от давления и тахикардии, теряет сознание, задыхается в густом ежедневном тумане.

Однако, что посеешь – то пожнешь: уверена, что к людям бумерангом возвращается зло, которое они причинили планете. А вот животных очень жаль – как всегда, страдают незаслуженно – пожинают плоды человеческих преступлений.

"Аномально теплая зима в Европе нарушила биологические ритмы диких животных. Бурые медведи никак не могут впасть в сезонную спячку и страдают от бессонницы.
В Болгарии 20 бурых обитателей вольеров бродят по территории и от нечего делать купаются в пруду, который в это время года обычно покрыт толстым льдом.
Специалисты не знают, как бороться с бессонницей косолапых. В отсутствие холодов лучшим снотворным для медведей считается еда. Сотрудники зоопарка надеются, что сытые медведи все-таки улягутся в свои берлоги.
Однако питомцы не оправдывают надежды зоологов. В зоопарк приходят сотни туристов, чтобы посмотреть на необычное зрелище — бодрствующих зимой медведей".

Или просто память человеческая коротка? Сводка новостей за январь 2005 года:

"Необычайно теплая зима радует жителей Западной Украины подснежниками. По словам заместителя начальника отдела контроля за биоресурсами Тернопольской области Игоря Пятковского, раннее появление подснежников объясняется высокой для января температурой, до + 10-12 градусов. Это обусловило нарушение вегетационного периода у многих первоцветов и вызвало их цветение...
Кроме того, сообщается о том, что в некоторые районы вернулись из теплых краев аисты. ... Ученые утверждают, что теплая и бесснежная зима и прохладное лето станут для Украины реальностью на ближайшие 10 лет. То, что морозная и снежная зима может стать только воспоминанием, доказывают наблюдения за температурой на протяжении последних 5 лет, сообщают синоптики."

Только непонятно, чему, собственно, так рады жители Украины? Близостью экокатастрофы планетарного масштаба?

Monday, December 11, 2006

"Невежа причудливо корчился на мураве"

В продолжение грустной темы – цветистые перлы (справедливости ради отмечу, что некто, как бы «переводящий» фильмы «Декалога», ни английского, ни, кажется, русского толком не знает - так что, по сравнению с ним, цитируемый толмач - еще ого-го).

…население целого мира ждет, когда он примет решение. Он был у бразд.

В темноте плакал ребенок, затем удовлетворенно зачавкал, когда ему дали грудь.

Она опустила голову и покраснела еще больше, а Ян почувствовал себя свиньей. Коей и был.

(отсюда)

"Декалог": безнадежности "перевода"

Посмотрела три части "Декалога". Гениально.

Вот только без меры раздражает адский перевод - такое впечатление, что по английским субтитрам переводит тот самый кретин, у которого я этот DVD купила. Непереносимое издевательство над шедевром.

Лучше бы оставили оригинал (польский!) и субтитры (английские). Хоть звук выключай! В ванной герой "смотрел на руки", по версии переводчика...
Хорошо, что я много раз читала "Декалог" - "Фильм в журнале", в старом "Искусстве кино" - и знаю диалоги почти наизусть.

Еще - немного покоробили героини фильмов - все, как одна тщательно накрашенные - что в минуты их наивысшего горя и страданий смотрится как-то... неубедительно, мягко говоря. Для Такого Режиссера - непростительное стремление к красивости, на мой взгляд.

Friday, December 08, 2006

Кшиштоф Кесьлёвский / Декалог I


Так пронзительно и просто о Боге - не сказал никто. Это сочетание несовместимого - шока и простоты - сбивает с ног. Нет слов.
Павел:
- Утром я так обрадовался, что получился расчет. И голубь в окне... А потом я видел убитого пса. Такой, с желтыми глазами. Всегда был голодный и рылся на помойке. Он лежал, и глаза у него были совершенно стеклянные.

"For 6,000 years, these rules have been unquestionably right. And yet we break them every day. People feel that something is wrong in life. There is some kind of atmosphere that makes people now turn to other values. They want to contemplate the basic questions of life, and that is probably the real reason for wanting to tell these stories."

"The Decalogue is one of the ethical foundations of our society. Everyone is more or less familiar with the Ten Commandments, and agrees with them, but no one really observes them."
-Krzysztof Kieslowski on The Decalogue

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...